098 690 42 28 (пн-пт: з 9 до 18 г.)

 

- По благословению Высокопреосвященнейшего Боголепа,
архиепископа Александрийского и Светловодского -

Фейсбук
ВКонтакте
Твиттер
Youtube
Telegram

Ваше Высокопреосвященство Высокопреосвященнейший владыко и милостивый Архипастырь!                                Дорогой Владыка Боголеп !                                 Сердечно поздравляем Вас с днем рождения! От всей души желаем Вам, Дорогой...

Наші банківські реквізити

Управління Олександрійської єпархії УПЦ, ЄДРПОУ 35615671; р/р UA263234750000002600130117920 (2600130117920)/323806\2600301(UAH), ТВБВ №10010/0149, філії Кіровоградське обласне управління АТ "Ощадбанк", МФО 323475.

Жизнеописание блаженной Иулиты Педан. Богослужебная информация

                                  ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ

В последнее время милосердный Господь воздвигает праведников, которые проводят свои дни подобно ветхозаветным пророкам, возвещавшим израильскому народу волю Божию и приводившим людей к покаянию. Как тысячи лет назад, так и сегодня находятся такие люди, которые служат спасению общества, погрязшего в грехах. Одним из таких избранных сосудов Божиих последнего времени была Иулитта Педан, проживавшая в пгт. Петрово Кировоградской области и своей праведной жизнью светившая окружающим, подобно светильнику, который ставят «на свещнице, и светит всем, иже в храмине» (Мф. 5:15). Она на деле исполняла призыв Христов: «Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела и прославят Отца вашего, иже на небесех» (Мф. 5:16).

15 июля ст. ст./28 июля н. ст. 1885 года, в день памяти равноапостольного великого князя Владимира и мучеников Кирика и Иулитты, в с. Петрово Екатеринославской губернии в семье крестьянина Петра Игнатьевича Вервеса и его супруги Ксении родилась дочь, которую во святом крещении назвали  Иулиттой. Она была пятым ребенком в семье. С детства Уля (как ласково называли ее родители) отличалась добротой, уважением к старшим и смирением.

С раннего возраста девочку приобщали к труду. Когда Уле было около двух лет, отец и мать взяли ее с собой в степь, т. к. начиналась летняя уборка урожая. Оставив спящего ребенка около подводы, родители начали косить и убирать урожай. Прошло какое-то время, и вдруг мать услышала плач дочери и увидела ее, бегущую босыми ножками по покосам, падающую и зовущую: «Мама – рора! Мама – рора!» Мать побежала навстречу ребенку и в ужасе заметила большую змею, ползущую на расстоянии полтора-два метра от Ули. Но подоспевший на помощь отец тут же зарубил змею косой.

Шли годы. Уля росла и крепла. Она всегда любила ходить с мамой на речку Ингулец, куда та отправлялась, чтобы принести воды или постирать. Однажды морозным утром 1890 года, когда Иулитте шел пятый год, с ней произошел удивительный случай. Вместе с мамой она пошла на речку, где находились и другие ребятишки. Мамы стирали, а дети играли рядом. А сколько было радости, когда дети постарше, взяв Улю за ручки, катали по льду. Дети (повторяется слово «ребятишки», для красоты текста лучше использовать синонимы) настолько увлеклись катанием, что не сразу заметили впереди прорубь. На полном бегу они в страхе отпустили  руки, отскочив в сторону, а Уля полетела в ледяную воду и скрылась подо льдом. Но Господь сохранил Свою избранницу от лютой смерти. Быстрым течением ее пронесло в воде несколько метров к соседней проруби, где стирала старушка Нелипа. Увидев полушубок в воде, он мгновенно схватила его, потянула на лед и с ужасом обнаружила, что это Иулитта. Занятые стиркой, никто из взрослых не заметил случившегося, а дети в оцепенении и страхе молча стояли. Когда мать Ули Ксения увидела, что произошло с ее дочерью, то тут же потеряла сознание. А р. Б. Мария Михайлик понесла мокрую девочку домой. К удивлению всех, после пребывания в ледяной воде Уля даже не заболела.

Летом 1892 года отец и мать Иулитты, по обычаю своих предков,  решили отправиться на богомолье в Киев. В ночь перед отъездом, когда дети спали, они собирались в дальнюю дорогу. Договорившись со своими спутниками (соседями), решили встать пораньше, чтобы отправиться подводой через г. Александрию в Кременчуг, а там пароходом по Днепру в Киев. Поняв еще днем намерение родителей, семилетняя Уля решила, во что бы то ни стало не проспать отъезд родителей. Когда отец и мать рано утром выходили из дому, поспешно давая на время отсутствия кое-какие распоряжения бабушке, Уля незаметно выбежала из дома украдкой в стороне последовала за родителями. А когда стали переправляться через реку, она внезапно появилась. Родители были в недоумении и решили отправить ее домой, т. к. переживали, что ей будет не под силу перенести длинный, утомительный путь. Да и одета она не была, как следует в такую дорогу, а стояла в одном платьице. Но ехавший с ними дедушка Климентий Лоцман, узрев в этом поступке Иулитты проявление Божьего Промысла, настоял, чтобы ее взяли с собой. На протяжении всего пути Уля была послушна своим родителям, молчалива, кротка и тиха. Вот уже виден Киев, краса Руси, хвала Небес, сияет златом и крестами, а сколько в нем Чудес!..

… Незаметно пролетели три дня пребывания в Киеве. Уля была внимательна на богослужениях и всегда держалась матери. Перед отъездом было решено пойти вместе в Софиевский собор. Мать строго повелела Уле держаться ее и никуда не отходить, чтобы среди множества людей не потеряться. Вот как потом об этом рассказывала сама матушка: «…Во время богослужения подходит ко мне небольшая девочка, вроде моей ровесницы, с букетом цветов. Я спросила: «Где ты взяла такие красивые цветы?» А она только взмахом руки показала – мол, там, во дворе церкви, и тихо добавила: «Хочешь, идем со мной!» Я отпустила руку от маминой одежды, за которую крепко во все дни держалась, и вышла с девочкой во двор собора. Там увидела куда-то собирающихся женщин. Девочка мне говорит: «Давай пойдем вместе со мной к отцу Ионе!» «Идем!» – бойко ответила я, забыв уже о цветах и маме. Не зная куда, я последовала за своей доброй спутницей и быстро удаляющимися от нас женщинами. Сначала мы шли городом, а потом перешли через мост, где рядом стояла ветвистая шелковица. Я предложила моей спутнице собрать несколько шелковиц, но та очень торопилась, и мы побежали полем через гору. Вдали от дороги я заметила пасущихся овец… Вот уже за горой показалось селение, возле которого мы увидели людей, шедших куда-то в одном направлении, и пошли вместе с ними. Так, никого не спрашивая, подошли мы к кельи прозорливого старца Ионы. В очереди вместе со взрослыми стояли и дети и с любопытством смотрели, как каждый выходил от отца Ионы с чем-нибудь в руках и рассматривал. Одним он давал крестики, другим – иконки, просфоры и благословлял каждого к нему входящего. Вот уже и наша очередь! Моя спутница подошла к отцу Ионе первая. Старец дал ей крестик, а меня перекрестил и дал аккуратно свернутую в трубочку бумагу. Я очень позавидовала подружке, что ей старец благословил крестик, а мне бумагу, и с досадой сказала: «І насцо мені здалася ця бумага?! (в детстве я сильно шепелявила)» Затем мы вышли из кельи и направились к рядом стоящей церкви, в ограде которой располагались люди и кушали. Только теперь я поняла, что хочу кушать. И вдруг, словно стрелой, меня пронзила другая мысль: «Что же отец и мать теперь делают? Ведь я ушла без разрешения и сама не знаю куда!» С этой мыслью я обернулась к своей спутнице, чтобы попросить ее идти обратно. Но, увы! Ее возле меня не оказалось. Долго не раздумывая, я побежала одна, т. к., пока шли, я запомнила дорогу. Окончилось селение, я выбежала одна в степь, побежала по той же дороге и на полпути снова увидела пасущихся овец, которые теперь паслись вблизи дороги. Пастухи, заметив меня, начали бросать грудки земли. А я, прижимая к груди свой сверток, бежала и бежала, не чувствуя ни голода, ни усталости. Вот уже виден знакомый мост и рядом шелковица. «Здесь, – подумала я, – можно передохнуть и поесть шелковицы, хотя солнце уже зашло». Я бросила в рот несколько шелковиц и, подняв голову, увидела переходящего через мост дедушку Климентия, который настоял, чтобы меня взяли в Киев. «Уля, це ты?» – окликнул он меня. «Я!» – ответила я со слезами в голосе. «А где же это ты была?» – спросил он. «Я була у отця Игоня» – не знала, как правильно вымолвить имя старца. «Одна?» – снова спросил он. «Нет! Я с подружкой была!» – ответила я. Дедушка похвалил меня и добавил: «А мать и отец тебя уже везде искали и никак не могут найти. Ведь мы должны скоро ехать домой! Уже и билеты взяли, а тебя все нет!» Дедушка повел меня прямо к пристани. В это время отец и мать стояли возле кассы, чтобы сдать билеты и остаться меня искать. Увидев меня, вовремя явившуюся на пристань, они пришли в неописуемый восторг. А мать Ксения перекрестилась и возблагодарила Бога. Не расспрашивая о моем отсутствии, все принялись за погрузку на пароход, который уже стоял у причала. И только, когда  далеко отплыли от Киева, и сидящие на палубе наши начали говорить о пребывании в Киеве, тогда вспомнили и обо мне. Дедушка Климентий сказал: «Вот видите, я седьмой год приезжаю в Киев, а не был ни разу у отца Ионы. И никто из наших не смог у него побывать, только маленькая Уля у него была!» Обратив на меня внимание, все удивились и стали спрашивать: «Что же он тебе сказал?» В ответ я протянула сидящему рядом дедушке свой сверток бумаги и добавила: «Ось він дав мені цю бумазку». Когда все умолкли, дедушка развернул большой лист бумаги, весь исписанный печатными буквами, и прочел вслух большое заглавие: «ЧУДЕСНОЕ ЖИВОЕ ВИДЕНИЕ ЖЕНЩИНЫ ИУЛИТТЫ…» Дальше в заглавии было что-то еще написано (как потом говорил дедушка), но в этот момент внезапно налетел вихрь, вырвал из его рук бумагу, поднял высоко в воздух, а затем опустил на воду далеко позади уплывающего корабля. Все сидевшие и слушавшие чтение заволновались, вскочили со своих мест, но ничем уже помочь не могли. Только позже, когда об этом узнал капитан корабля, сказал, что напрасно ему об этом не доложили. Он сразу же послал бы на шлюпке человека и преспокойно возвратил бы эту ценную вещь».

Завеса над тайной свитка приоткрылась лишь в 1930 году, когда Иулитте уже исполнилось 45 лет…

В 16-летнем возрасте у Иулитты проявился дар пения. Хотя она так и не выучилась грамоте, и, конечно же, не имела ни малейшего понятия о нотах, но в церковном хоре петь очень любила. Души молящихся прихожан тревожили многие песнопения в ее исполнении, в особенности «Разбойника благоразумнаго…», кондак «Душе моя, душе моя, возстани, что спиши…» и другие. За пение в церковном хоре Иулитта была награждена иконой святителя Николая Чудотворца с изображением совершенных им двенадцати чудес.  

Когда Иулитте исполнилось 20 лет, ее выдали замуж за юношу Кирилла – старшего сына крестьянина Иоанна Педана. В семье было двенадцать взрослых человек, и обязанностью Иулитты являлось приготовление еды на всех и стирка. Ей было невероятно тяжело, но даже среди этого бремени она не оставляла духовного пения и молитвы: постоянно взывала к Богу, прося если не облегчить бремя, то хотя бы дать силы и терпения в нелегком труде. Часто втайне она проливала слезы, но не позволяла унынию овладеть собой. В браке у нее с мужем родилось пятеро детей: два сына и три дочери, один из сыновей умер в младенчестве. А случилось это так. Однажды осенью, будучи непраздной (беременной) Иулитта постирала подстилки, рядна и несла к речке полоскать. Но на полпути коромысло слезло с плеча. Она, подтянула и переломила его, а сама, упав, преждевременно родила недоношенного сына.

Но ни семейное бремя, ни болезни, ни голод, ни другие лишения не смогли сломить в Иулитте всегда бодрого расположения духа, ибо все свои горести, чаяния и надежды она возложила на Бога. Ему Единому верила, на Него надеялась, Его любила и Ему всегда в труде пела.

 

НАЧАЛО ПОДВИГА

Содержание свитка, который Иулитта получила от преподобного Ионы Киевского, оставалось в забвении вплоть до 1930 года. Тогда ей было уже почти 45 лет. Весной, в среду сырной седмицы, перед Великим постом, Иулитта уснула необычным сном. А накануне этого ей приснилось, что в доме, в левом углу под образами лежит, завернутая в чистое полотенце, голова женщины в черном платке. Течет кровь, глаза смотрят вверх и рот открыт. Она захотела взять голову, но та выскользнула из рук и как-будто ей улыбнулась. От испуга Иулитта сильно вскрикнула, чем разбудила мужа. Она поведала супругу о странном сне, а он стал ее успокаивать и просить ничего не принимать близко к сердцу. Вскоре после этого Иулитта возвратилась домой в тяжелом душевном состоянии. В таком полузабытьи она просидела около часа на лавке. Затем неожиданно поднялась, воздела руки вверх и, крикнув «Боже мой!», упала навзничь головой к образам.

 Три дня она лежала недвижимая, бездыханная, пульс почти не прощупывался. Открытые глаза неподвижно смотрели вверх. Пришел местный фельдшер Гавриил Остапович Копейка и, после осмотра больной, сказал мужу; «Считай, Кирилл Иванович, что у тебя нет жены».

В пятницу перед Прощенным воскресеньем Иулитта внезапно очнулась. Но теперь она ничего не видела, не слышала и не понимала, что вокруг происходит. Глаза по-прежнему были неподвижно устремлены вверх. Поднялась она и села так внезапно и быстро, словно по чьему-то повелению. В доме в этот момент находилась ее пятнадцатилетняя дочь Феодора, дежурившая возле матери, и двое односельчан: Гавеля Феодосия Григорьевна и Вервес Емельян. Окликнув Феодору, Иулитта велела ей взять карандаш, тетрадь и записывать все, что будет сказано. Феодора начала поспешно записывать. Сама Иулитта потом вспоминала: «Как будто от сна разбудил меня громкий мужской голос, говоривший на русском языке. По его же повелению заставила Феодору писать слова, которые четко мне были продиктованы». Будучи украинкой, Иулитта даже иногда переспрашивала, говоря: «Повторіть, бо я неграмотна». Или же, недослышав, говорила «Га?» И это слышали находящиеся в доме посетители. Но Гласа никто из присутствующих, кроме Иулитты, не слышал.

Глас Господень призывал: «Покайтесь! Я вам посылал болезнь, тифом названную, давал вам голод, но вы не покаялись. Послал вам чудеса Свои, обновление икон, вы не поверили Послал вам женщину, которую оглушил Я, ослепил ее и умертвил тело ее. Вот вам послал чудеса живые, чтобы глухой слышал, слепой видел, немой разговаривал, а вы чтобы эти слова разумели и исполняли. И сказал Господь: «Покайтесь! Покайтесь! Ибо близко Врата Небесные. Вы знаете, Кто Я есть. Ибо вы видели стадо Мое, над которым Я поставил наемников Моих. Откуда-то взялись свирепые звери и отбили половину стада Его, которых угнали в горы. О которых Пастырь скорбел и оплакивал их. Пастырь добрый и душу свою полагает за овцы. И когда возвратились невредимыми, то Он обрадовался и возблагодарил Бога за возвратившихся Его овец. Ибо вы знаете кто Я есть, Который сказал киту «Проглоти Иону». И человек был три дня в ките. И тогда Я ему сказал: «Взблюнь Иону на берег моря». Зверь изблевал этого человека через три дня Неврежденного Иону.

Посмотрите на женщину, какие ей мучения при рождении младенца, когда она начинает его. Какие ей скорби, мучительные болезни при рождении младенца, и она думает, что это конец приближается. Но по велению Моему скажет Господь: «Изроди младенца». И родильница обрадуется, потому что Я облегчу тело ея. Ибо вы сами знаете, кто Я есть, Который послал избранников Божьих и дал Свои десять заповедей, которые проповедуют вам пастыри. А вы их не послушали и посадили в темницы свои. Вот Я вам скажу: «Вы знаете, что Я – есть Всемогущий Господь! Пошлю молнию Свою и разгромлю ваше беззаконное здание. Покайтесь и молитесь! Я буду всегда с вами. Ибо Я всегда с вами. О которых Я вам сказал десять заповедей Моих, чтобы вы их разумели и исполняли.

Молитесь, чтобы гнев Мой не сошел на вас. Ибо сошлю на вас гнев Мой, если же вы не покаетесь. Распространю болезнь, которую никто без Меня не излечит. Сошлю на вас голод, который вы уже заслужили. Молитесь, чтобы вас это не постигло.

Покайтесь! Ибо близко при дверях!»[1]

Вот что поведала о своем видении Иулитта: «Перед Великим постом в среду пришло ко мне в дом множество народа. Я подумала: «Зачем они пришли ко мне? – Живу я бедно, уже у меня ничего нет, кроме моей души». Нет! Не отдам я души моей, лучше отдам тело! И спросила: «Зачем Вы пришли ко мне?» Из пришедших вышли начальники с книгами, и я поняла, что это мучители моего тела. Они показали мне свои книги и предлагали расписаться. Я ответила, что старая и безграмотная. Но те начальники сказали мне: «Если ты не распишешься, мы предадим тебя смертной казни». Я возвела очи к небу и  увидела предстоящее наказание Божье для народа и моих детей. Я воскликнула: «Господи, позволь мне, грешной, одной идти на мучения!» Разозленные мучители схватили меня, сорвали одежду и стали рвать мое тело железными когтями и жечь кровь мою своими беззаконными огнями. Они боялись, чтобы на них не было пятен моей крови. Я воскликнула: «Спасителю мой!» – но спасения не последовало. В горьких рыданиях она взмолилась к святителю Николаю Чудотворцу, чтобы святой призрел на ее страдания. После сего мучители своими беззаконными огнями повыпекали мои очи, и я горько рыдала, взывая к Николаю Угоднику: «Ты видишь мои страдания?.. Спаси моих детей!» Один из разозленных мучителей схватил свой меч и решился отрубить мне голову, но святитель Николай коснулся его руки и не позволил причинить вреда, кроме раны на шее, из которой полилась кровь христианская и обагрила одежды, руки и ноги мучителей. Я воскликнула громким гласом: «Беззаконники! Что делаете миру сему?! Вы видите, что невинная кровь истекает на вас?!» Но разозленные мучители разорвали мою правую грудь и налили туда кипящей смолы. Я воскликнула: «Царица Небесная! Защити меня честным Твоим омофором!» Но помощи не последовало. Я умоляла Ангела Хранителя моего, а Он мне сказал: «Иулитта, веруй во Единого Бога!» Жестокие мучители, которые истязали мое тело, схватили мое тело и бросили меня в бездну, в которой я пролежала три дня. Я не чувствовала ни рук, ни ног, отсутствовали речь, слух и зрение. Думала, что это пришел конец. Но Господь умилосердился надо мной и сказал: «Иулитта, иди и расскажи этим беззаконникам, что случилось с тобой!» После этого на третий день в пятницу я встала.

На самое Рождество Христово я прибежала к храму святителя Николая Чудотворца и увидела на самом верху на куполе своего Ангела Хранителя. Я воскликнула: «Ангеле Божий! Спаси мир от бедствий!» А он мне ответил: «Иулитта, не бойся, только веруй во Христа!» Я подошла к храму, но он оказался заперт. Стояло множество народа на рундуке, а другие стояли у ворот. Те, что у ворот, играли и били в барабаны, а те, которые стояли на рундуке, плакали, кричали, ругались; они лепили снег и в кого-то кидали. Но в кого, я не могла понять. Я подошла и спросила, что они делают. Но ответа не последовало. Я возвела очи к Небу и услышала Глас: «Смотри вверху на колокольне!» Я увидела, что на перекладине колокольни сидел демон и развязывал веревки колоколов. Я спросила: «Господи! Что он делает?» В этот момент мне ответил святитель Николай: «Видишь ли сих людей у ворот, которые пришли разгромить храм и превратить его в богохульство?» Я заплакала и воскликнула: «Что же нам делать?» Я стояла вместе с теми людьми, которые находились на рундуке. Потом подошла вплотную к тем, которые стояли у ворот, потому что и дети мои находились там, и сказала: «Беззаконники! Что делаете?! Этот храм нерушим!» Тогда меня схватили два демона и под руки и повлекли в бездну. Я испугалась и призывала на помощь святителя Николая, а он ответил: «Не бойся, ибо надлежит рассмотреть тебе!» Я внимательно смотрела, но ничего не могла понять. Там ощущался невероятный смрад и шли какие-то приготовления: одни поджигали дрова, другие кипятили смолу, третьи наливали воду, четвертые записывали, пятые точили копья. Везде царила суматоха, и я ничего не могла понять. Я спросила Ангела Хранителя: «Ангеле Божий, скажи мне, на кого эти приготовления? Неужели мне еще раз придется идти на страдания?» – и горько заплакала. А он ответил: «Не бойся и веруй во Христа!» Он взял меня за руку, повелел перекреститься и идти за ним. Когда мы пришли к храму, он стоял нерушимым. Возле него все также стояли люди. Те, которые у ворот, играли и били в барабаны, танцевали, смеялись, надругались и богохульствовали. А те, которые стояли вблизи храма, горько плакали. И мне был слышен невидимый Глас: «Иулитта! Я вижу, что ты боишься Бога. Иди и расскажи, что случилось с тобой». Я горько зарыдала и сказала: «Господи! Никто мне не поверит! Я женщина престарелая, безграмотная…» А Он мне ответил: «Если же они не поверят, то сделаю всем то, что с тобой!» И сказал Господь: «Смотри в облака Небесные!» И я увидела Ангела, сидящего на куполе храма, и демона, который развязывал веревки колоколов. И спросил Господь: «Видишь ли ты демона, сего, который развязывает веревки колоколов? Смотри, что Я с ними сделают, если будут разрушать храм сей, или брать большую дань с сего храма, или же будут ругаться именем Моим».  Тогда Ангел спустился и ударил правым крылом демона. Тот упал на землю и превратился в прах. На этом видение закончилось».

Иулитта продолжала оставаться безразличной к окружающему миру: ничего не видела и не слышала, не просила ни воды, ни еды, а окружающие боялись ее потревожить.

После продиктованных Иулитте слов, она перекрестилась и сказала: «Господи! Со Святыми Дарами, полагающимися мне, отправился человек в поле, забыв, что у него в кармане». И только в понедельник, человек, о котором говорила матушка, вспомнив, что священник в церкви дал ему просфору для больной, принес ее и дал в руки Иулитте. Она, тихо помолившись, съела всю просфору, т. к. все это время ничего не вкушала.

В таком состоянии – ничего не слышащая и не видящая, с неподвижными, устремленными вверх глазами, но обладающая теперь даром предсказывать грядущие события и прозревать человеческие мысли – она пребывала семь недель, до самой Пасхи. Молва о чудном видении Иулитты быстро разнеслась за пределы с. Петрово, и к ней потоком устремились люди. Многие читали и передавали из уст в уста Слова, продиктованные Иулиттой по повелению Божьего Гласа. Приходившие удивлялись, как она, лежащая без движения на спине, не видя и не слыша, сразу называла входившего по имени, молилась, поминала всех его прежде почивших сродников. Почти каждому, подошедшему к ней, она говорила то, что в будущем сбывалось.

Так, однажды зимой к ней пришла Василиса Иосифовна Остапчук со знакомой. Проведав больную, как считали Иулитту люди, они вышли за ворота и отправились домой. Но не успели отойти, как их догнали и сказали, что Иулитта просит их вернуться, так как «предстоит быть двум утопшим в реке». Женщины вернулись и признались, что решили изменить направление пути и пойти не через мост, а перейти на противоположную сторону по льду реки Ингулец, т. к. это было ближе к родному селу Зеленое. Но лед-то был вздувшимся, чего они не учли в своем намерении. Иулитта прозрела неминуемую гибель и, возвратив женщин, спасла их от смерти.

Был и другой случай. В воскресенье, в Неделю Торжества Православия, Иулитта попросила дочь Ольгу повести ее в церковь на литургию, так как сама по причине слабости и истощения не могла этого сделать. Практически всю службу она простояла на коленях перед иконой целителя Пантелеимона возле северных дверей алтаря. По окончании литургии она неожиданно воскликнула: «Димитрий, подойди сюда!» Из толпы присутствующих через некоторое время отозвался один мужчина – кроме него, других Димитриев не оказалось. Когда он подошел к Иулитте, она протянула ему две просфоры, данные ей священником, и сказала: «Возьми этот хлеб с левой руки. Хлеб сей будет вместо главы твоей за оскорбление родителей». Удивительно, что говорила она на чисто русском языке, а еще удивительнее, что предсказала Димитрию то, что сбылось спустя 25 лет. Прошло время, Димитрий Романько стал псаломщиком в Александро-Невской церкви на Александровском руднике, и решил, что они означают то, что он своей главой будет служить церкви, читая и поя на клиросе. У него действительно был грех, когда он оскорбил своих родителей, но не мог увязать это со словами о хлебе, и, возможно, еще и считал этот грех не таким серьезным. Однажды он ехал на попутной грузовой машине на богослужение в церковь Святителя Николая на Рудник Октябрьский, т. к. там заболел псаломщик. И, увидев внезапно выехавшую навстречу машину, вскрикнул: «Ой, авария!» Повернув ручку двери кабины, он на ходу выскочил, а ехавшая сзади машина мгновенно переехала ему голову, от которой остались только косточки. Их собрали в мешочек и перед отпеванием положили в гроб на место головы. Люди на похоронах, прощаясь, целовали только руку, боясь прикладываться к узелку с косточками, лежащему на месте головы. Так его и похоронили. А когда уже возвращались с кладбища, его жена немного опомнилась и воскликнула: «Что же мы сделали? Ведь Димитрию было за столько лет предсказано, что «вместо головы будет тебе хлеб». Нужно было положить хлеб вместо узелочка с костями, а на хлеб венчик! Тогда можно было бы поцеловать венчик, прощаясь с покойным!» И стало понятно, насколько серьезен грех непочтения и оскорбления родителей. «Чти отца твоего и матерь твою — это первая заповедь с обетованием: да благо ти будет, и будеши долголетен на земли» (Еф. 6; 1-3). Господь возвысил отца над детьми и утвердил суд матери над сыновьями. Почитающий отца очистится от грехов, и уважающий мать свою будет как приобретающий сокровища. Почитающий отца будет иметь радость от детей своих и в день молитвы своей будет услышан. Уважающий отца будет долгоденствовать, и послушный Господу успокоит мать свою. Боящийся Господа почтит отца и, как владыкам, послужит родившим его (Сир. 3; 2-7). Всем сердцем почитай отца твоего и не забывай родильных болезней матери своей. Помни, что ты рожден от них, и что можешь ты воздать им, как они тебе? (Сир. 7; 29-30).

И подобных случаев прозорливости Иулитты было великое множество.

Особо часто повторяла Иулитта приходящим о церквях: «Будет время, когда храмы Божьи будут наполнены зерном. Тогда ждите гнева, почти в каждом жилище будут умершие от голода». Это было предсказано матушкой за два года до голодомора 1932-33 гг. А перед тем все храмы в с. Петрово (и не только в Петрово) были заполнены зерном.

Как-то к Иулитте приехала группа людей, среди которых была ее родственница Ошека Анна со станции Рядовая. Все зашли в дом, а Анна в нерешительности осталась стоять у подводы, т. к. была в женской нечистоте. В это время Иулитта назвала по именам вошедших и попросила позвать к ней Анну. Когда та робко вошла, она ей сказала: «Не сомневайся, раба Божья Анна! Матерь Божья всех нас женщин на свет пустила. Подходи поближе и слушай, что тебе будет открыто».

 

НАЧАЛО ЗЕМНЫХ МЫТАРСТВ

Однажды среди посетителей появился человек в милицейской форме, который записывал в тетрадь все, о чем говорила Иулитта людям. Он убедился, что она не видит, не слышит и не понимает окружающего мира. Писал он беспрерывно. В его присутствии Иулитта сказала дочери взять со стола три рубля мелочи и отнести «Гырманивским» детям, а то они, мол, скоро драться будут из-за денег – не с чем в церковь пойти. Когда Феодора понесла деньги, то увидела там все, о чем говорила мать: среди детей бедной вдовы «Гырманши» шел спор, кому из них идти в церковь.

Вероятно, в туже книгу было записано и предсказание Иулитты о кладе в «Овечьем Броде». Писавший был русский и не всегда понимал смысл некоторых украинских слов. Он подозвал дочь Иулитты Феодору и попросил объяснить, что означают сказанные матерью слова «Авесов Брит». Девочка ответила: «Есть у нас по ту сторону реки место, где овцы воду пьют. Вот и называют его по-русски «Овечий Брод», а мама назвала по-украински «Овечий Брід»». А невидимый Глас тогда повелевал Иулитте взять крест на месте разрушенного храма и идти с народом в «Овечий Брод» на курган для взятия клада для всего Мира.

Кто бы мог подумать, что все, записанное тогда милиционером (иногда даже не понимавшим смыла записанного) будет использовано судом через девять лет, как обвинительный акт. Незадолго до смерти Иулитта рассказала своей младшей дочери один из эпизодов того суда: «Большой зал. За столом сидит несколько человек, погрузив свои взгляды в «политическое дело», как они называли свои бумаги, когда меня одну приводили несколько раз на допрос из тюремной камеры-одиночки. Я стояла, несмотря на слабость… После некоторого молчания мне задали вопрос: «Так, расскажите нам, здесь сидящим, бабка, с кем у тебя была в Германии связь?» Я спросила: «О какой Германии Вы говорите?» И тут же более сурово, с негодованием  прозвучал в пустом зале голос: «Ну, чего придуриваешься?! Ведь здесь в книге ясно записано (и прочел вслух: «В моем присутствии (т. е. в присутствии милиционера, указана Ф. И. О.) она (Иулитта) через свою дочь Феодору посылала деньги германским детям»)». Тогда, поняв, о чем идет речь, я объяснила суду, что деньги (три рубля) посылались мною не германским детям, а детям бедной вдовы «Гырманши», как называли ее в селе».

 А тогда, в 1930 году, вскоре после посещения милиционера, Иулитту забрали в Петровское районное отделение милиции, несмотря на ее истощенное состояние (пищи никакой не вкушала, за исключением маленькой просфоры, и то не каждый день). Глаза Иулитты все время были неподвижно устремлены вверх, лицо – бледно-восковое. Работникам было интересно самим убедиться, как это она «угадывает» мысли. Перед тем, как Иулитту должны были с подводы привести в кабинет начальника Бородина, сидящая там в шапке и пальто жена Бородина сказала: «А ну, если она (Иулитта) святая и отвечает на мысли, то пусть узнает, что среди вас есть женщина». И с иронией добавила: «Ведь говорят, что она слепая!» Как только Иулитта переступила порог кабинета, первым делом поздоровалась, а затем жестом предложила всем мужчинам снять головные уборы, поскольку все были в шапках. А, указывая пальцем на жену Бородину, сказала, что она может и в церкви быть в шапке, и здесь тоже может ее не снимать.

После этого еще один работник решил проверить, исполнится ли задуманное. У него возникла мысль: «Возьму в руку карту – пусть узнает, что я держу в кармане!» И не успел он еще вложить в карман руку с картой, как последовал ответ: «Гм.., що ж у Вас у кармані? – Про це Ви і самі знаєте! Та треба нам, дітки, молитися Богу, щоб ми не получили з Його правої руки!» Последние слова были произнесены с большой горестью. После этих слов «экспериментатор» незаметно посмотрел, какая же карта у него в руке, и изумился ответу. Оказалось, он держал в руке карту червового короля, на которой изображен король с державой в левой руке и мечом в правой!  

Но любопытство испытывать дар Иулитты у присутствующих быстро отпало после того, как она еще раз обратилась к жене Бородина и строго сказала: «А с тобой мы еще увидимся, когда к тебе придет большое горе! Только тогда уже ты ко мне придешь!»

Сильно испытывали Иулитту в кабинете начальника милиции, но об этом стало известно значительно позже со слов очевидцев, т. к. сама Иулитта, по причине своего состояния, не могла рассказать, да и не желала об этом говорить.

После районного отделения Иулитту увезли на подводе в Кривой Рог, как было сказано, в больницу. Ее сопровождали муж Кирилл и дочь Феодора. По дороге лошади неоднократно останавливались, и у сопровождавших конвоиров создалось впечатление, что Иулитты не меньше 40 пудов весом. Свое негодование в ее адрес они выражали вслух, чтобы и муж, и дочь слышали.

В с. Искровка лошади совсем стали, а больная быстро поднялась и одна ушла за дом. Т. к. ее долго не было, один милиционер пошел за ней, а за ним последовала дочь. Пройдя два двора, они увидели Иулитту, стоящую на коленях у боковой двери церкви св. мч. Виктора и усердно молящуюся. Что удивительно, церкви со стороны подводы даже зрячему человеку не было видно.

К вечеру достигли Кривого Рога. Проехав по улице Октябрьской, подвода остановилась у ворот милиции, а не больницы, как обещали. Такая несправедливость больше всего тронула детское сердце. Дочь решила во что бы то ни стало защищать маму. Обхватив обеими руками маму, она насторожилась и ждала. Отца в это время позвали в Отделение милиции. Но вот люди в форме вышли к Иулитте, и, когда хотели взять ее под руки, начала кричать и кусать руки тех, кто прикасался к ее маме. Она защищала мать, насколько хватало силы и храбрости у пятнадцатилетней девочки. Шли минуты, собирался народ, а три взрослых человека не могли разъединить мать и дочь. И только после того, как маленькая защитница совсем выбилась из сил, один из них со злобой швырнул ее в сторону, и она покатилась вниз по мостовой. А Иулитту увели внутрь. Ропот и гнев возмущения прокатился в собравшейся толпе. Люди подняли ребенка с мостовой, посочувствовали и разошлись…

Начинало темнеть. Вышел из отделения Кирилл, и они с дочерью, убитые горем, пошли по улицам Кривого Рога искать себе ночлег.

Утром, снова подойдя к дверям отделения Криворожской милиции, они узнали, что Иулитты там уже нет – ее отправили в Херсонскую психиатрическую больницу.

Вот как рассказывала сама Иулитта на допросе 28 декабря 1939 года [2]: «…В 1930 году после того, как мое хозяйство было распродано за невыполнение государственных обязательств, я заболела и была направлена на излечение в Херсонскую больницу. Находясь в больнице в бессознательном состоянии я видела сновидение религиозного содержания. О своем сновидении я тогда же в больнице рассказывала больным и санитаркам».

В Херсоне весть о необычной пациентке быстро разнеслась среди больничных сотрудников. Многие из них испытали на себе дар ее прозорливости и молитвенной помощи. Так, например, одна из медсестер собиралась смениться и на следующий день стирать белье. Как только она подумала о стирке белья, тут же услышала голос лежавшей на кровати Иулитты: «Чи Ви з умом прати на такий Праздник! Боже Вас сохрани й думать – завтра ж Благовіщення!» Медсестра, оглянувшись по сторонам, поняла, что сказанные слова касались только ее. Поинтересовавшись на следующий день у старушек, узнала, что в день, когда она собралась стирать, действительно припадает праздник Благовещения.

Один из лечащих врачей сообщил о необычной пациентке своей жене, и та вскоре решила навестить больную. Войдя в палату, она увидела женщину, лежащую с неподвижными глазами, устремленными вверх, со смертельно-желтыми запавшими щеками и подумала: «Вот живой труп. Вероятно, больная скоро умрет…» И сразу же на ее мысли прозвучал ответ: «Умирать должні Ви раньше мене, а тіло Ваше перед погребінням буде лежати не в хаті, а в сараї!»

 Возвратившись домой, женщина все рассказала мужу. Конечно, никто тогда не поверил в этот «бред сумасшедшего», ведь она (посетительница) ничем не больна, и вдруг в расцвете сил должна умереть раньше этой дряхлой старухи. Да еще и тело будет лежать не в доме, а в сарае!

Но не прошло и полгода, как предсказание в точности сбылось. Вышеупомянутая жена врача внезапно заболела тифом и вскоре умерла. А тело ее перед погребением держали в сарае, а не в доме, опасаясь заразить жилое помещение, в котором находились дети и взрослые.

Как-то Иулитта, назвав по имени медсестру, сказала ей: «Пойди за ворота больницы, там ожидают две женщины (назвала по именам). Они хотят узнать от меня правильная ли их вера. Скажи им так: «Без Креста нет Христа!»» – при этих словах она оградила себя крестным знамением, словно подтверждая тем самым, что исповедует Православную веру. Медсестра вышла к воротам и действительно увидела там двух женщин. Подойдя к ним, она спросила их имена. Женщины назвали те имена, которые говорила Иулитта. А на вопрос «зачем они пришли», женщины ответили: «Мы пришли к «той больной», чтобы узнать правильно ли мы избрали путь, являясь баптистами?» Не известно, передала ли им слова Иулитты медсестра, но от матушки получили о их «вере» отрицательный ответ.

Однажды вечером в палату матушки вошла группа врачей. Находившийся среди них врач-еврей решил: пусть больная угадает его национальность. Только он об это подумал, как Иулитта сказала: «Хіба я не бачу, що ти жид!» – при этом указала на врача-еврея пальцем. А затем, сделав паузу, со слезами в голосе добавила: «Ти то жид, та чого в тебе у хаті ікони, а ми, хрещені, та свої повикидали!» Также она отметила, что хоть он и еврей, но у него дома есть иконы, и сказала какие (врач этот снимал квартиру, на стенах которой висели иконы). Врач подумал, что ей, наверно, кто-то до его прихода рассказал,что в доме есть иконы. А если же узнала без чье-либо помощи, то пусть скажет сколько их. И сразу же получил на свои мысли ответ: «Скільки ж їх у Вас? Чотири: дві на покуті, одна на стіні проти дверей і одна над ліжком», – и назвала точно изображения каждой иконы отдельно.

Надо заметить, что при всех разговорах с Иулиттой, кроме врачей, присутствовали и работники обслуживающего персонала. Таким образом, все, что она говорила, ни для кого не было тайной. А разговоров было немало. Некоторые из работников даже захотели с ней сфотографироваться.

Очнулась Иулитта от своего состояния в день Светлого Христова Воскресения. Громкий мужской голос повелел ей: «Иулитта омраченная, просветись! Христос Воскресе!» Присутствовавшая санитарка увидела, как больная вскочила с кровати и воскликнула: «Воистину воскресе!», но при этом, голоса, повелевшего Иулитте встать, разумеется, не слышала. Потом по повелению все того же Гласа Иулитта подошла к окну и услышала уже женский голос: «Иулитта, видишь ли ты обновленную икону?» Она ответила, что не видит. Но когда подняла глаза выше, увидела на верхушках деревьев икону на широкой ленте, которая высилась с одного дерева на другое. На иконе была изображена святая в красном платке (но не Матерь Божья). В правой руке она держала крест, а в левой – края платка (впоследствии оказалось, что это была святая мученица Иулитта – ее небесная покровительница). Но икона сразу же упала, так что Иулитта даже ойкнула. А на деревьях осталась только лента, которую долгое время видели многие прохожие. Иулитта вспоминала: «После того, как упала икона, за окном напротив себя я увидела женщину, изображение которой было на иконе. Она спросила: «Иулитта, ты меня знаешь?» Я ответила, что не знаю. Но женщина сказала: «Нет, ты меня знаешь, но ты меня забыла. У тебя даже есть мое изображение, но ним накрыт кувшин». После этих слов она стала удаляться от меня, но я успела спросить: «Хто Ви і куда спішите?» Она ответила: «Меня ты знаешь, а гонят в Селевкию». Я сказала, что такой слободы даже не слышала, а она добавила: «На Соловки!» После этих слов она скрылась, а на месте, где перед этим висела икона, я услыхала вновь мужской Глас, четко повторивший мне Слова, которые я уже слышала и которые были записаны моей дочерью Феодорой после моего трехдневного сна: «Чудесное живое видение женщины Иулитты, которая жила 45 лет и исповедовала себя христианкой…» Эти слова я запомнила на всю жизнь. После слов призыва народа к покаянию, тем же Гласом было сказано: «Иулитта, смотри на Восток!» Повернувшись, я увидела в окно восходящее Солнце! Только теперь я заметила рядом стоящую со мной женщину в белом халате, и никак не могла понять, где я и что со мной».

Весть о пробуждении молниеносно разнеслась по больнице. Все спешили видеть ту, которую даже опытные врачи называли «необычайным чудом» для медицины.

«Прозрела!», «Проснулась!», «Восстала от сна!», «Пробудилась!» – молниеносно передалось по всей больнице в тот светлый Пасхальный День 1930 года. После чудесного пробуждения Иулитта провела в больнице еще два месяца. Все понимали смысл этих кратких слов. Речь шла о больной Иулитте. Вот почему с восходом солнца так торопились в больницу убеленные сединами врачи и молодое поколение, спешили медицинские сестры и санитарки, дежурившие беспрерывно эти долгие дни и ночи у постели больной. Всем хотелось увидеть ту, которую еще недавно, даже опытные врачи, называли «необычайным чудом» для медицины и науки. Боялись, что при пробуждении она умрет и унесет с собой все тайны ее сна. Но Тот, Кто дал Иулитте первоначальную жизнь, теперь продлил ее еще на 25 лет…

Везде шла суматоха, а Иулитта стояла у окна и рассматривала непонимающим взором окружающий мир. А в ушах громко еще, казалось, звучал повелительный Глас: «… Покайтесь, ибо близко, при дверях!» И от этих слов по ее щекам невольно текли слезы.

Матушка вспоминала: «Когда я пришла в чувство, то сразу же состоялся консилиум врачей, куда меня привела за руку медсестра из палаты. Увидев впервые так много людей в белых халатах, я так растерялась, что даже не поздоровалась. Один из них встал и вежливо попросил меня подойти поближе. Мне дали стул, за который я поблагодарила. Кто-то из сидящих спросил: «Знаете ли Вы, какой сегодня день?» Я ответила: «Вчера была среда, а сегодня утро четверга». «Нет, – говорят мне, – сегодня Пасха!» От этих слов я остолбенела: значит, я не ночь проспала, как мне казалось, а больше семи недель!

Долго расспрашивали меня о том, что я видела, находясь в состоянии сна. Некоторые из сидящих спрашивали: «А не помните ли Вы такого случая или такого?» Я отвечала, что помню сказанные мне мужским невидимым Гласом, помню женщину в красном платке с крестом руках. Но что говорила отдельным людям, не помню. Особенно всех заинтересовал рассказ о голубой ленте и слышимый оттуда Глас. К большому удивлению всех, на самых верхушка двух деревьев, где я беседовала с женщиной, оказалась висящей голубая лента! Вскоре главврач приказал ее снять, но это оказалось не так уж просто. Ставили лестницу, и молодой парень с ножницами пытался срезать ее. Он у всех на виду брался за ленту и говорил: «Смотрите – режу!» – и резал. Но как только убирал руки, лента оставалась по-прежнему висеть. Через два месяца приехавший меня забирать муж тоже ее видел.

А когда уезжала домой, лечащий врач Попов и другие сфотографировались со мной и подарили фотографии».

После двухмесячного пребывания Иулиты в больнице состояние ее здоровья улучшилось, и она возвратилась домой. Первым делом она начала что-то искать и вскоре на кувшине обнаружила деревянную икону, данную ей в день крещения. Надпись гласила «муч. Иулитта». Святая изображена во весь рост в красном платке, с крестом в правой руке и краями платка (на груди) в левой. На обратной стороне иконки было что-то написано мелким шрифтом. Удалось прочесть только несколько строчек: «Муч. Иулитта, пострадавшая за веру Христову в … году, была гонима со своим малолетним сыном в Селевкию…» Иулитта поцеловала иконку и поставила ее в угол возле всех икон. А там были следующие иконы: Спаситель, Матерь Божья «Праворучица» (полученные от родителей в день брака) и святитель Николай Чудотворец (подарок Иулитте за участие в церковном хоре). Впереди икон висела лампадка, которая горела по воскресным и праздничным дням.

Теперь перед иконами Иулитта усердно благодарила Бога за свое возвращение. Окружающие заметили, что она стала намного чаще ходить в церковь, чем было до этого. Часто своим детям говорила: «Я предпочла бы скорее смерть, чем сказать, что Бога нет! Он был, есть и будет!»

 

БЛАГОДАТНЫЕ ДАРЫ И ПОМОЩЬ ЛЮДЯМ

Свой дар прозорливости Иулитта хранила втайне даже от своей семьи. Она часто прозревала и старалась, как бы невзначай, прийти туда, где ее хотели видеть. Так, проживая в Кривом Роге, однажды ночью Иулитта сказала как бы сама к себе: «И где та Евдокия, которая так поздно желает меня видеть?» И, превозмогая свои немощи, не ленясь, она встала и пошла, не зная ни адреса, ни фамилии, движимая лишь Духом Святым. В это время в Кривом Рогу по ул. Омской, д. 2 проживала Левченко Евдокия, которая поздно ночью сильно пожелала увидеть Иулиту. И когда все в доме уснули, она услышала тихий стук в дверь. Отворив, увидела стоящую на пороге Иулитту. «Евдокия, ты хотела меня видеть?» – спросила гостья. Та изумленно ответила: «Да».

Второй раз Иулитта вновь пришла на мысленный зов Евдокии, когда та не могла ходить из-за болезни ног. Матушка тогда ей посоветовала: «Сейчас Великий пост. Молись Богу! А когда в церкви вынесут Плащаницу Господа, ты постарайся, хоть и с большим трудом, пойти в храм, припасть со всем усердием к Плащанице, воззови о помощи к Всещедрому Спасителю и на его ноги положи полотенце, какое сможешь, только новое. Твои ноги еще немного поболят и перестанут». Евдокия так и сделала и получила исцеление. До глубокой старости она потом ходила своими ногами, часто посещала храм и все время благодарила Бога.

Всем Иулитта советовала чаще молиться и ходить в церковь. Много Иулитте открывалось для других людей и мало для своих детей. Она им говорила: «Не вы будете обо мне рассказывать, а вам будут говорить, только слушайте!»

Р. Б. Лукия, жительница с. Искровка, Петровского р.-на, Кировоградской обл. рассказывала: «Однажды, еще до войны 1941 года, я с женщинами из своего села делала прополку кукурузы. Это было в канун праздника Вознесения Христова. Видим – дорогой спешит женщина с мальчиком лет 10-12, одетым в розовую рубашечку. Я тогда еще Иулитты не знала, но мои напарницы ее знали. Решили побыстрее дополоть рядок и подойти к дороге, чтобы вблизи увидеть матушку. Так и сделали. Иулитта сама подошла, поприветствовала всех нас и сразу обратилась ко мне и еще одной моей напарнице: «Покрестите своих детей, потому что Ангелы летают над их колыбелями и плачут, что они не введены в крест». Все очень удивились, что Иулитта знает, у кого из нас есть младенец, и даже видит Ангелов, плачущих у их колыбелей!

Позже, когда я уже окрестила ребенка, очень желала вновь увидеть Иулитту, она явилась мне во сне и сказала: «Ты хотела меня видеть? Я пришла! Вот, что тебе скажу: у тебя в кладовке на полочке лежат священные книги; бери их, читай и знай, что все, в них написанное, сбудется!»»

Был еще такой случай. После возвращения из Херсонской больницы, Иулитта стояла в церкви святителя Николая на литургии. Во время причастия во всеуслышание сделала хору замечание: «Пойте «Тело Христов приимите…», а то там (указала вверх) уже пропели, а Вы пустыми разговорами занимаетесь!»

В другой раз, во время панихиды, тихо сказала людям: «Становитесь на колени! Все Ангелы уже преклонили колени, а Вы стоите». Сама же становилась на колени еще в начале панихиды и так стояла неподвижно до ее конца. А после того, как отслужится панихида, просила людей не забирать коливо, а помянуть умерших тут же у стола.

По прошествии более двух лет с момента прозрения, когда Иулитта спала в чуланчике, она услышала голос: «Иулитта! Ты спишь?» Открыв глаза, она увидела в дверях седовласого старца (это был святитель Николай), который протянул ей руку со связкой из трех ключей. На ее вопрос, зачем ей эти ключи, не спеша объяснил: «Этот от храмов, второй – от тюрем, третий – от жилищ». После этого святой исчез, а в руках Иулитты на серебряной цепочке остались лежать в действительности три больших ключа. Встав с постели, она вышла в сенцы и, попробовав засов двери, убедилась, что дверь изнутри закрыта. Она стала размышлять: «Кто же ты, старче, вшедший в дом дверьми затворенными и давший мне, грешной женщине, сии таинственные ключи?»

Утром, рассказав мужу о чудесном видении, Иулитта взяла ключи и отправилась в центр к властям, дабы спросить, как ей поступить в данном случае. Оттуда она не вернулась. Ее заключили в темницу, а ключи отобрали, и с того времени больше их никто не видел.

Но это был не случайный подарок, а Божье благословение. Ключи символически означали власть, которую дал ей Господь. Ключ от храмов – матушка имела дерзновение ходатайствовать о недопущении закрытия храмов и открытии уже закрытых церквей. Ключ от тюрем – неоднократно, находясь в заключении, перед матушкой чудесным образом открывались замки и отверзались двери темниц. Ключ от жилищ – Господь открывал Иулитте проблемы конкретных людей, их скорби и те беды, которые творятся в их домах, и кто особо нуждается в ее молитвенной помощи. Поэтому она и спешила к ним навстречу.

Казалось бы, зачем идти к властям и рассказывать о трех ключах, данных ей святителем Николаем Чудотворцем, понимая, что домой рискуешь и не вернуться? Зачем отвечать на вопросы правдивыми ответами? Ведь можно же и схитрить или умолчать! Но смысл христианской жизни именно в этом! Отец лжи – сатана. А Иулитта служила Богу и несла правду Божью людям в простоте и бесхитростности. Возможно, именно за это Иулитта и получила ключи. Ведь учреждение власти Церкви в духовном мире представляется как передача ключей, дающих право открывать и закрывать, связывать и разрешать. По иудейскому обычаю Слово Божье было записано на свитках, связанных веревочками, которые хранились в синагогах в сундуках. Т. е. ветхозаветный смысл ключей – открывать и закрывать Слово Божье людям в зависимости от обстоятельств. А ключи Царствия Небесного – это разумение воли Божьей и открытие ее для мира. Для этой цели Господь выбирал пророков. Матушка Иулитта выполнила волю Божью. Несмотря ни на что, она несла в мир слово, которое Господь повелел ей передать людям. А мир вокруг нее считал ее больной, слепой, умалишенной. «… но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное…» (1 Кор. 1:26). Потому что «немудрое Божие премудрее человеков» (1Кор.1:25).

На второй день муж пошел узнать, что случилось с Иулиттой, и ему ответили, что ее увезли в Пятихатскую тюрьму. В тюрьме долго спорили, что сделать с этой «монашкой», т. к. о ней сообщили, что она безродная. Многие настаивали на том, чтобы «пустить ее в расход», мол, все равно никто не узнает. Иулитта хоть и не была на том «совете», но ей, по воле Божией, все было открыто, и она усердно молилась Богу. И вот, в кармане ее одежды нашли потертый клочок бумаги, на котором было стихотворение, написанное Иулитте детским почерком еще в Херсонскую больницу:

… чи тобі ж, наша мати-орлице,

Гніздо це не миле?

Чи маєш ти крила, та нема

 в тебе сили?..

Скоріш прилітай, бо найтяжче

Дісталось малому орляті,

Що в піря не встигло

Одіти крилята!..

 

Прочитав эти строки, спохватились: «Разве у нее есть дети? Разве она не безродная монашка?» – и вызвали на допрос. Иулитта объяснила, что у нее есть муж и четверо детей, а старшая дочь Анастасия работает бухгалтером на руднике Александровском в Кривом Рогу. Для проверки правдивости этой информации, решили тайно съездить на рудник. Утром снарядили лошадей и выделили 2-х человек. В это время выпустили во двор заключенных на прогулку. Увидев, как седлают лошадей, Иулитта подошла и сказала: «Напрасно в путь собираетесь! Ви і за околицю П’ятихаток не зможете виїхати!» Двое собирающихся переглянулись между собой и спросили: «А почему?» Иулитта ответила: «Тот сильнее нас, – указав глазами на небо, – и не всегда задуманное нами исполняется. У Него все готово в руках». На этом разговор был закончен. Но не прошло и двадцати минут после отъезда верховых, как поднялась сильнейшая буря, и всадникам пришлось вернуться.

Но на этом дело не закончилось. Иулитте Господь открыл, что из Петрово в Пятихатскую тюрьму были доставлены (по ходатайству некоего Максимова) два новых костюма – вознаграждение за то, чтобы только не возвращали в Петрово эту «неблагонадежную». А кто же из совещавшихся не желал бы получить такой костюм всего за один, выпущенный со ствола, патрон? Решили бросить жребий. А Иулитте это все Господь открыл, и, как-будто про себя, она сказала двум женщинам, сидящим с ней в камере: «… И о одежде моей метают жребий». Двоим «счастливцам» «повезло» выиграть костюмы, не думая о том, что проиграли Вечную жизнь!

С исполнением смертного приговора решили не затягивать. Ночью пришли в камеру, но не увидели своей жертвы, т. к. она спала на ящике, а впереди нее, склонившись, сидели две сокамерницы. Чуть позже зашли второй раз, и, посмотрев при слабом свете фонаря, что нет той, которая им нужна, вновь молча ушли. А на рассвете эти двое в третий раз зашли, вывели Иулитту из камеры и поставили на бугорке. Она оградила себя крестным знамением. Одновременно, когда грянул выстрел, впереди Иулитты явилась женщина, та самая, которая являлась ей в Херсоне. Быстро взмахнув рукой на стрелявших, женщина воскликнула: «Что стреляете?! Сия есть мать всех из вас!» После этих слов стрелявшие упали на землю, закрыв лица руками, и в ужасе закричали: «Стой! Не стреляй! Это же мать моя!» Вероятно, в тот момент каждому показалось, что он стреляет в родную мать.

Иулитту возвратили в камеру, она легла на ящик и лежала в полузабытьи. Она ощущала сильную боль в ногах, а на тюремные ящики стекала невинная христианская кровь. Так в ее теле выше колен застряли то ли пули, то ли осколки металла, которые потом ее беспокоили, особенно по ночам. Но Иулитта наотрез отказалась вынуть их хирургическим путем, предпочитая держать это в тайне. Так и прожила с ними до конца своих дней.

Через несколько месяцев тюремного заключения Иулитту освободили, но, как оказалось, ненадолго. В 1932 году, в канун праздника Воздвижения Креста Господня, Иулитте во время сна было сказано тем же Гласом, который она слышала и раньше, взять крест и идти с народом на могилу (курган) в «Овечий брод». Поначалу она об этом никому не сказала, даже мужу. Но в  следующую ночь, как только она уснула, ее разбудил тот же Глас: «Иулитта! Тебе сказано: возьми крест и иди с народом!» Она перекрестилась, но уснуть уже не могла. Потом матушка вспоминала: «Я не знала, что мне делать, где брать крест? Для чего? С каким народом идти? Утром Иулитта обо всем рассказала мужу, а он сказал: «Это значит, попадешь из одной тюрьмы в другую»».

Но об «овечьем броде» было сказано и ранее: во время ее пребывания в отрешенном состоянии. Там надлежало взять клад, важный  для всего народа, и даже указывалось время, когда это нужно сделать. И вот к этому дню съезжались люди посмотреть, что же там такое дивное в «Овечьем броде». Но т. к. об этом было записано в книге работника милиции, присутствовавшего при всем, что говорила тогда Иулитта, то милиция тоже «готовилась» к указанному дню Воздвижения.

В последний – третий - раз Гласом было сказано: «Иди с народом! Крест возьми под престолом храма Вознесения (который к этому времени был уже разрушен)». В канун праздника Воздвижения Иулитта отыскала крест там, где ей было указано, и перенесла его в дом, в котором хранились ценности и святыни из того разрушенного храма (к людям из Петрово, жившим возле церкви). Но взять клад ей, разумеется, не дали. Иулитту по дороге схватили, положили на арбу, сверху положили лестницу, а поверх нее - сено, чтобы незаметно вывезти из Петрово. Власти боялись требования народа освободить Иулитту. Она была снова отправлена в Пятихатскую тюрьму, а  собравшийся в «Овечьем броде» народ разогнали.

Вот как об этом событии рассказывал на допросе 13 ноября 1939 года свидетель Гавеля Пантелеимон Иосифович [3]: «Летом 1933 года Педан У. П. организовала женщин и собиралась вести их показывать «овечий брод», говоря, что ей  приснилось и Бог сказал ей, что где-то есть «овечий брод», чтоб она туда людей вела. И в это время под ее агитацией собралось больше сотни женщин, и ПЕДАН У. П. наготовилась вести женщин до «овечьего брода». В это время представители с/с. и я лично разогнали всех, а ПЕДАН У. П. была арестована Пятихатским РО НКВД, после чего вскоре была освобождена».

В тюрьме Иулитта в знак протеста объявила голодовку. Видя истощение узницы, ее возвратили в Петровское отделение милиции в камеру-одиночку. С разрешения начальника караула к Иулитте пустили ее 14-летнюю дочь Ольгу. Вот как она об этом вспоминала: «Меня пропустили в камеру-одиночку. В полумраке на цементном холодном полу, где валялось немного соломы, я увидела сидящую истощенную, опустившую руки на колени, мать!» «Блаженны узы, блаженны темницы, Вас вмещающие! Но в тысячу раз счастливее Вы сами, знаменитые пленники Господа» (свт. Иоанн Златоуст).

Вскоре, не находя повода для осуждения, Иулитту освободили. Это был 1933 год, когда голод вступил в свои права. Муж Иулитты вынужден был уехать в Кривой Рог на производство, чтобы своим – хотя и скудным – пайком поддержать жену, младшую дочь и престарелого отца. Иулитте было 48 лет.

Так муж и старшие дети, делясь своим скудным пайком хлеба, поддержали и укрепили блаженную страдалицу Христову.

Приближался праздник Светлого Христового Воскресения, с приходом которого все пробуждалось и оживало в природе. Солнце принесло тепло на землю, и зазеленели поля, предвещая обильный урожай и избавление от голодной смерти.  

Но праздник Пасхи Иулитта снова встречала в тюрьме. Власти, боясь, как бы чего не случилось, решили запереть Иулитту под замок. Узнав о случившемся, дочь прибежала из школы к воротам тюрьмы в надежде увидеть маму. Но во двор тюрьмы никого не пропускали. Около тюремных ворот собралось множество людей, ожидавших увидеть своих заключенных родственников, когда их будут гнать этапом в Пятихатскую тюрьму. Просидев с людьми до вечера и не получив возможности увидеть маму, дочь Иулитты возвратилась домой. Позже от людей узнала, что мать в Пятихатской тюрьме.

Об этом пребывании Иулитта вспоминала так: «Однажды мне в камеру сотрудники милиции принесли неизвестно кем подброшенного утром к тюрьме младенца. Ребенок был аккуратно завернут в одеяльце. Когда я развернула его, чтобы перепеленать, то увидела на шнурочке крестик и полоску бумажки, на которой было что-то написано. Малыш начал плакать, и я стала успокаивать его своей грудью вместо пустышки. И к моему удивлению, в груди появилось молоко, которое он сосал с большой жаждой. Когда ребенка уносили, он засыпал, а затем снова приносили на кормление, с насмешкой добавляя: «На, покорми своего князя!» Я же отвечала: «Дай Бог, щоб він був і Вашим князем!» Оставаясь трое суток возле меня, малыш так поправился, что пришедшие забрать его удивились. Перед тем, как малыша унести насовсем, я подала обнаруженную мной бумажку. Там было написано имя малыша – ВЛАДИМИР». Видя мой преклонный возраст и слабость, милиционеры были удивлены появлением молока в груди. По поводу кормления меня допрашивали в тюрьме: «Сколько лет прошло, как вы родили последнего ребенка?» Я ответила, что последнюю дочь родила в 1918 году, т. е. пятнадцать лет назад».

В Пятихатской тюрьме у Иулитты пропало зрение, и ее решили отправить в Днепропетровск, а затем на станцию Игрень в психиатрическую больницу. Матушка вспоминала: «По пути из Днепропетровска в Игрень меня на открытой грузовой машине сопровождало несколько человек. Это я помнила, но не видела. Во время поездки поднялась сильная буря, и когда машина остановилась, я спросила: «Почему мы стоим?» Мне ответили, что из-за бури невозможно переправиться через Самару на плоту. Когда переплывали реку, я почувствовала богооставленность. Враг навеивал нехорошие мысли, которые едва не привели к смерти. В этот момент снова явился седовласый старец (тот самый, который вручил ключи), и спросил: «Иулитта, видишь ты сокровище больных?» И я увидела, якобы, в с. Петрово на противоположном берегу нашей реки Ингулец напротив нашего огорода, стоящую на камне большую женщину в венке, словно приготовившуюся для брака. Она протянула ко мне руки и сказала: «Иулитта, дай мне свечи для брака». В то же мгновение у меня в руках оказались две большие свечи, обернутые полоской бумаги. Я протягивала руки и говорила: «Параско! На ці свічки і однеси тій жінці для брака». Сопровождавшие меня хотели взять из моих рук появившиеся свечи, но это оказалось не так просто. Только когда доставили меня в больницу на станции Игрень, я в присутствии врачей сказала: «Позовіть сюди Параску». Медсестра вышла в коридор, но там никого не было, кроме уборщицы, имя которой действительно оказалось Параскева. Ее позвали ко мне, и,  как только она переступила порог палаты, я отдала свечи и сказала: «Отдай для брака».

Так Милосердный Господь чудесным образом спас Иулитту от гибели, послав в минуты отчаяния Своего Угодника со светильниками, погасив тем самым лукавые стрелы врага. Но загадочные слова старца о «сокровище больных», о свечах для брака, так же, как и клад в «Овечьем Броде» остались неразгаданной тайной Божьей.

Иулитта очень почитала святителя и чудотворца Николая. Акафист ему она знала наизусть и всегда обращалась к святому в своих молитвах, прося его небесного заступничества и помощи, особенно в те моменты, когда ее арестовывали. Находясь в камере заключения, Иулитта всегда призывала святителя Николая в своих молитвах. И святой не медлил оказать помощь праведнице. Иногда охрана утверждала, что приходил или военачальник, или начальник органов безопасности и требовал от них, чтобы они открывали двери. И охрана всегда исполняла приказ. Поэтому двери камер, где находилась Иулитта, после молитвы святителю Николаю Чудотворцу, часто открывались сами собой.

И вообще, с угодником Божьим святителем Николем Чудотворцем неразрывно связана вся судьба блаженной Иулитты. Через всю свою жизнь, полную лишений и скорбей, пронесла подвижница Христова любовь к Богу, сохраняя Ему верность до последнего его дня. С того момента, как призвал ее Господь, она крепко держалась воли Божьей. Это постоянная борьба с самим собой за то, чтобы не исполнить свою волю, а быть послушной Богу. В этом и есть мудрость! Ведь Господь хочет, чтобы никто не погиб, но все имели жизнь вечную. Воля Божья о нас – это спасения каждого из нас, это ни с чем несравнимая любовь, которую зачастую мы не понимаем. Человеческая воля привязана ко греху, она стремится утвердить свое любыми путями. Поэтому положиться на волю Господню, послушаться Творца – значит уже здесь, на земле, стать проводником воли Божьей, какова бы она ни была. Что и делала блаженная Иулитта.  

В конце октября 1933 года к Иулитте вернулось зрение, и ее освободили. Жили теперь всей семьей на Александровском руднике Кривого Рога в землянке, выстроенной ее сыном Наумом. В этот период семья была на содержании старшей дочери Анастасии, работавшей заведующей конторы поверхностных цехов. Муж Иулитты, Кирилл, работал конюхом, сын – плотником, две дочери учились.

Часто Анастасия оставалась работать в конторе по вечерам в связи с составлением отчетов, а Иулитта приходила за ней, чтобы проводить в позднее время домой.

В ожидании окончания работы дочери, Иулитта ходила к закрытой церкви, расположенной неподалеку от конторы, и, став на ступеньки боковой двери, молилась, держа в руке перед собой просфору.

Однажды она так молилась в очередной раз возле храма. Вскоре начали выходить молодые люди, занимавшиеся в церкви… спортом, т. к. там был оборудован спортзал. Увидев старушку, один из парней, поздоровался и спросил: «Чего это Вы, мамаша, тут стоите?». Иулитта ответила: «Ожидаю, сынок, коли вже начнуть служити в цьому храмі». Молодые люди громко засмеялись, а задавший вопрос парень показал рукой на Запад и сказал: «Вот когда там солнце взойдет, тогда здесь будет служиться!» А Иулита пророчески сказала: «От поживем, і Ви мені самі скажете, що тут вже служиться».

Этот разговор происходил весной в 1934 году, а двадцать лет спустя, в 1954 году… Иулитта, возвратившись из храма в честь св. благ. кн. Александра Невского к дочери на рудник Дзержинского (где прожила около года после смерти мужа), рассказывала: «Сегодня, из-за телесной немощи, я и не мечтала попасть на престольный праздник в честь святого благоверного князя Александра Невского. Но, что человеку невозможно, возможно Богу. Потихоньку я вышла из квартиры подышать свежим воздухом и увидела неподалеку гараж. Там за воротами стоял легковой автомобиль, возле которого возился мужчина. Я подошла и поздоровалась с ним. Он почему-то пристально на меня посмотрел и приветливо ответил: «Здравствуйте, мамаша!» Затем спросил: «Может, Вас подвезти?» Я удивилась, откуда он знает, что я только что думала о поездке. Не спросив меня, куда ехать, мы сели в машину и поехали. Когда приехали на Александровский рудник, он остановил машину почти у самой церкви. Я удивилась, как он узнал, что мне нужно именно в эту церковь, т. к. по пути проезжали мимо двух других храмов – Вознесенского и Николаевского. Я поблагодарила незнакомца и предложила деньги за услугу, но он отказался. Тогда я спросила: «Откуда Вы узнали, что мне нужно именно в этот храм?» Он ответил: «Чтобы отдать должное  Вашей правоте! Когда в молодости, занимаясь на турнике в этой церкви, я Вам ответил, что служиться здесь будет, когда на западе взойдет солнце. Но оказалось, что я был неправ!» Конечно, я помнила тот случай, но узнать собеседника не могла».

В один из воскресных летних дней 1937 года Иулитта решила встать пораньше, чтобы ехать на богослужение в храм г. Никополя. Но накануне - в субботу вечером - приехал в гости сын, и поездку пришлось отменить. Встав рано утром в воскресенье, Иулитта принялась готовить еду. Около девяти утра, когда она была в доме одна и чистила картофель, открылась дверь и вошел седобородый старик невысокого роста. «Здравствуйте! С воскресным днем, будьте здоровы! Что, картошечку чистишь? В храм не пошла?» – спросил он. В оправдание себе Иулитта сказала: «Не пішла, бо синок в гості приїхав». На это  старик ответил: «Обрадовалась, что сына увидела? Ну, больше ты его не увидишь!» Развернулся и вышел. А минут через 30-40 у Иулитты начало медленно, словно паутиной, заволакивать глаза. К моменту прихода домой сына, она уже ничего не видела. Провожала сына в дорогу, ничего не видя. Когда он приезжал в 1941 году, Иулитта была в ссылке, а через два года он был тяжело ранен при освобождении Киева и умер от ран в госпитале 17 ноября 1943 года. Предсказание седовласого старца в точности сбылось. Так Иулитта была строго наказана за невыполнение обета, данного Богу.

Слепой Иулитта оставалась более 3-х месяцев. Лечение в глазном отделении 1-й Криворожской больницы не дало результатов, и она была выписана в таком же состоянии слепоты. Тогда она решила просить исцеления и ходатайства перед Богом у Царицы Небесной перед Ее иконой «Казанской» и у святого целителя Пантелеимона. В трех церквях одновременно были заказаны молебны «Казанской» Божьей Матери и целителю Пантелеимону о здравии слепой Иулитты. В один из воскресных дней она начала различать перегородки на оконных рамах, а потом и совсем прозрела. Со слезами радости упала она на колени перед образами и с усердием вознесла благодарение Богу, Пресвятой Богородице и целителю Пантелеимону за прозрение. Сама же она в этот день усердно молилась Богу дома.

В воскресенье около двенадцати часов дня дочь Ольга увидела, как после молитвы мать села на кровать напротив окна и начал делать взмахи руками на уровне глаз, словно что-то ловит. Потом, проходя мимо окна, Ольга обратила внимание, что Иулитта различает свет и тень. К часу дня мать уже различала перегородки на оконных рамах, а вскоре и совсем прозрела. Пав на колени перед образами, Иулитта с большим усердием возносила благодарение Богу, Пресвятой Богородице и целителю Пантелеимону о даровании ей зрения.

Вскоре пришли муж Кирилл, дочь Анастасия, а вечером приехала родственница, заказывавшая молебны, и привезла просфору. Как же все обрадовались, увидев Иулитту зрячей!

 На следующее воскресенье она сама поехала в храм благодарить, потому что была глубоко убеждена, что молитва Богу за другого человека будет услышана только тогда, когда он и сам усердно молится, вознося Господу не только прошения, но и благодарения. Теперь же она просила о прощении столь великого греха – невыполнение обета. Иулитта часто говорила, что не Богу нужен наш обет, а нам, грешным, для спасения души. И, если не уверен, что выполнишь обет, то лучше его и не давать. А иначе будешь строго наказан.

После этого случая она часто взывала к Богу о помиловании, вознося в простоте сердца сию молитву:

 

«Боже ты наш Милосердный,

Боже ты наш Милостивый,

Боже ты наш Праведный,

Помилуй нас, грешных!»

Произносила слова сии медленно, с усердием, от всей души, после чего клала три земных поклона.

В наставлениях святых отцов сказано: «Если даешь Богу какой обет, т. е. обещание какое, то старайся его исполнить. Ибо за неисполнение обетов будешь строго наказан в День Страшного Суда Божия. Обет дается Существу Величайшему, Святейшему, перед Коим трепещут Небо и Земля, и Который ненавидит ложь и обман. Душа, пренебрегшая и не исполнившая обеты свои, будет иметь одну участь с Иудою предателем. «А исполнившему заповеди Мои, – говорит Господь, – Я буду ему Бог, а он наследит все и будет Мне за сына».

 

АРЕСТ И ССЫЛКА

Летним утром 1939 года, по обыкновению своему встав рано, Иулитта приготовила еду мужу, который должен был скоро возвратиться после ночной смены. Жили они тогда вдвоем, т. к. дети к тому времени работали и проживали в разных местах. У Иулитты теперь было время заняться подготовкой к дальнейшему пути и помолиться Богу, чтобы Он укрепил ее в предстоящих страданиях и облегчил тяжесть одиночества мужу, о чем ей уже было открыто.

Однажды произошел интересный случай. Одна женщина по имени Александра Лемиш, у которой было двое детей, забеременела третьим ребенком, но, посоветовавшись с мужем, решила от него избавиться. И в тот момент, когда подвода уже стояла возле ее дома, внезапно появилась незнакомая женщина и строго сказала: «То, что ты задумала сделать, не делай! Ибо двое детей, которых ты имеешь, не твои, а Божьи. А при этом (и указала на живот) ты свой век доживать будешь!» Слова были сказаны с такой силой, что пораженная Александра тут же отказалась от убийства ребенка во чреве. Спустя положенное время у нее родился сын, которого нарекли именем Станислав. А пророчество Иулитты, сказанное о двоих детях Александры, сбылось во время войны, когда от взрыва бомбы они оба погибли. Господь забрал их в Свои Небесные Чертоги, потому и сказано было через Иулитту, что «они не твои, а Божьи».

Так впервые Александра повстречалась с Иулиттой. А через время Иулитта вновь пришла к ней в поселок Горький рудника Калачевска (где Александра проживала) и попросила ее завтра прийти к ее мужу Кириллу и утешить его: «Пусть он не печалится – я ВЕРНУСЬ!» Александра недоумевала, чтобы это значило, тем более, что и мужа Иулитты она не знала. Потом Иулитта долго и спокойно говорила с ее детьми. А когда собралась уходить, Александра спросила: «Когда еще к нам придете?» Матушка ответила: «Бог знает, может к тому времени кого-то из нас уже и в живых не будет!» Прощаясь, Иулитта еще попросила не забыть завтра навестить ее мужа, и ушла.

 На следующий день, управившись с домашними делами, Александра решила выполнить просьбу Иулитты и пошла пешком (около 3-х км) на Александровский рудник навестить мужа Иулитты. Подойдя к дому, постучала в дверь. Навстречу ей вышел опечаленный Кирилл и рассказал: «Сегодня к нам трижды приходила женщина из нашего поселка шахты «Розы» и настойчиво просила Иулитту: «Бабушка! Идем к нам! Там пришел батюшка, будем детей крестить!» (В то время все церкви в Кривом Роге были закрыты, и Иулитта ходатайствовала перед властями об их открытии). Иулитта той женщине ответила: «Пусть крестит, если он священник. А зачем я там?» – и не пошла. Женщина вскоре второй раз пришла и еще настойчивей просила. Но Иулитта и на этот раз не пошла. А когда женщина явилась в третий раз, Иулитта перекрестилась, простилась со мной, поклонилась образам и покорно произнесла: «Господи! Да будет воля Твоя!»… Оттуда она не вернулась». Тут Кирилл замолчал. И только теперь поняла Александра, зачем Иулитта так убедительно просила ее прийти на следующий день к ее мужу. Нужно было разделить чужое горе и вселить в него надежду, передав ее слова: «Я ВЕРНУСЬ!»

Позже Кириллу стало известно, что, переступив порог дома той женщины, Иулитта увидела занавешенные одеялами окна. Улыбнувшись, она сказала хозяйке: «Зачем вы окна закрываете? Откройте их сейчас же. Тот, от которого вы прячетесь, находится здесь!» Последние слова она произнесла так громко, что их услышал сидящий «поп». Им оказался переодетый в одежды священника представитель власти, которого, еще не видя, Иулитта обличила. Сняв священническое облачение, он предложил Иулитте следовать за ним… Был готов очередной донос: «присутствовала при крещении». Так начался ее крестный путь в далекую ссылку.

4 октября 1939 г. Педан Иулитта Петровна была в последний раз арестована и помещена в тюрьму г. Днепропетровска [4]. Ей было предъявлено обвинение в том, что она является организатором и непосредственным участником «контрреволюционной группы церковников, проводившей  активную контрреволюционную работу, враждебную советской власти». Вот что значилось в Постановлении на ее арест [5]:

 

«Утверждаю»

Нач. УНКВД по Д/П обл.

капитан Госбезопасности (Комаровский)

1 октября 1939 г.

 

«Арест санкционирую»

Прокурор Вовк В.

2 октября 1939 г.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ (стр. 19-19 оборот)

(на арест)

Гор. Днепропетровск, 29 сентября 1939 год.

Начальник 2-го Отделения 2-го Отдела УГБ

НКВД по Днепропетровской области сержант Государственной Безопасности Редько, рассмотрев поступившие в НКВД материалы о преступной деятельности Педан Иулитты Петровны, 1885 года рождения, украинка, гражданка СССР, б/партийная, кулачка, без определенных занятий,  прож. Шахта Розы Люксембург, Самострой 101.

НАШЕЛ:

что Педан И. П, оперативными материалами и показаниями арестованного Троценко изобличается, как организатор и руководитель нелегальной антисоветской группы церковников, группирует вокруг себя отсталую часть населения, где под видом нелегальных молений, активно проводит работу, враждебную советской власти.

Педан проводит широкую вербовочную работу среди отсталой части населения в антисоветскую группу церковников, где систематически среди последних ведет а/с агитацию, распуская провокационные слухи о войне, о поражении Советского Союза в этой войне, призывает верующих к активной борьбе с Советской властью.

«… Организаторами и руководителями этой повстанческой группы являются Иулитта Педан и ее муж Педан Кирилл Иванович…».

«… Мы рассчитываем, что вслед за нами и вместе с нами восстанут массы религиозных людей, которых мы всячески организовывали и обрабатывали. С этой целью Иулитта Педан старалась привлечь побольше верующих на наши собрания, где они обрабатывались в антисоветском духе.

В момент восстания все участники его должны были иметь на груди крест на тесемке, который является отличительной чертой «верных». Так определила Иулитта, и остальные участники группы с этим согласились…

«… Нашей задачей должно было быть истребление коммунистов. Иулитта Педан намечала поголовное повешение коммунистов на телеграфных столбах…

Предложил мне это Сахно в процессе нашей встрече по вопросам восстания. Сахно называл себя и меня палачами и призывал готовиться к этой роли. Иулитта Педан приказала: «Будем вешать, будем и рубить»…» (Показания Троценко от 26/ІХ-39 г.)

Следствием установлена активная деятельность Педан И. П., направленная на сколачивание антисоветских кадров для подготовки к восстанию в тылу СССР в момент войны Советского Союза с какой-либо буржуазной страной. Усматривая в деятельности Педан признаки преступления, предусмотренные ст. ст. 54-10 ч. 2 и 54-11

ПОСТАНОВИЛ:

Педан Иулитту Петровну, 1885 года рождения, проживающую шахта Розы Люксембург, Самострой 101, подвергнуть аресту.

Нач. 2-го Отдела УГБ УНКВД, сержант Госбезопасности (Сахно)

 

При обыске в квартире Иулитты были обнаружены: паспорт серия ШТ № 21228, портрет т. Сталина, разная переписка на двадцати двух листах, а также две религиозных книги, шесть религиозных альбомов, шестьдесят шесть религиозных открыток и два деревянных креста [6].

По абсолютно сфабрикованному делу вместе с Педан Иулиттой были арестованы Троценко Григорий Ефимович, Сахно Денис Кириллович, Добровольская Марфа Андреевна и Широконов Борис Сергеевич [7]. А 7 октября 1939 г., на основании ст. ст. 93 п. 2 и 108 УПК УССР, по настоящему делу начато производство предварительного следствия [8].

При аресте у каждого из участников т. н. «контрреволюционной группы церковников» был произведен обыск. Так, в отчете следователя следчасти УГБ УНКВД по Днепропетровской области  Горюна указывается ледующее: «…при обыске и аресте у обвиняемой ДОБРОВОЛЬСКОЙ Марфы Андреевны изъяты две тетради с запи­сями антисоветского религиозного характера и две фотографии с портретами обвиняемой ПЕДАН Улиты Петровны, именующей себя «святой великомученницей», которая через активного церковника КУЗЬМЕНКО Гавриила Дмитриевича, распространяла эти снимки в массовом порядке среди церковников, а также изъятые при обыске и аре­сте у обвиняемой ПЕДАН Улиты Петровны десять штук заявлений церковников об открытии церкви, собранных ею от церковников, являются вещественными доказатель­ствами и имеют существенное значение по делу». Поэтому было принято решение приобщить изъятое к настоящему делу в качестве вещественных доказательств [9].

Начались бесконечные допросы обвиняемых с целью выбить «чистосердечное признание». 7 октября 1939 года в 2315 ночи был произведен первый допрос матушки Иулитты. В предъявленном обвинении «в проведении организованной контрреволюционной деятельности с целью свержения Советской власти» виновной себя она не признала [10].

Повторный допрос состоялся 5 декабря 1939 года в 1 час ночи и был более длительный. Следователь упорно пытался выбить из Иулитты Педан признания, но она вновь виновной себя не признала [11]. Затем допросы повторялись с завидной регулярностью.

Из протокола допроса Иулитты Педан от 19 декабря 1939 года [12]. Допрос начат в 1220 и закончен в 1600:

«В 1929 году во время Рождественских праздников местные власти хотели снять с Николаевской церкви церковные колокола. Возле церкви собралось очень много верующих-церковников, которые решили воспрепятствовать снятию колоколов. К церкви подошла также и демонстрация учеников, которые требовали снятия колоколов. Присутствовавшие верующие-церковники решили разогнать демонстрацию учеников. С этой целью церковники делали снежки и бросали в учеников. А другие (в том числе и я) отталкивали их от церкви. Таким образом, демонстрация была разогнана и колокола не были сняты. После этого многих церковников арестовали, в том числе была арестована и я».

«Заявление от верующих на открытие церкви я действительно собирала и возила в Кривой Рог в горсовет» [13]. Верующие приходили ко мне домой и приносили свои заявления. Всего я собрала 80 заявлений [14].

 

Из протокола допроса свидетеля Мытько Марии Иосифовны от 14 ноября 1939 года [15]. Я, зная, что ПЕДАН У. П. печатает умерших детей, начала ей говорить, чтобы запечатала мою умершую дочь Раю. В это время ПЕДАН У. П. мне стала говорить: «Да, я печатаю, и уже несколько душ набрала печатать, кого именно – не оказала. Дальше ПЕДАН У. П. начала говорить: «Я запечатаю Вашу дочь, если схожу в церковь Саксагань, и после, когда уже запечатаю, то приду в с. Петрово и скажу Вам».

На вопрос, рассказывала ли ПЕДАН У. П. как именно запечатывают умерших детей, Мытько сказала,  что Педан берет горсть земли на могилке умершего и несет где-то к священник у в г. Саксагань, где работает церковь, и там священники как-то печатают и потом уже обратно разносят по могилкам.

 

Из протокола допроса Бобыревой Ирины Федоровны от 15 ноября 1939 года (стр. 195). В начале октября 1938 года Педан И. П. говорила Бобыревой: «За веру нужно стоять, пусть хоть режут на куски. Вот меня уже стреляли, резали, но я все равно воскресала и плевала им в лицо», – при этом показала раны, которые у нее были на ноге.

19 августа 1939 года ПЕДАН Улита и ДОБРОВОЛЬСКАЯ Марфа собрали более 20 человек верующих и ездили в Кривой Рог с целью открытия Покровской церкви. Тогда же Иулита ПЕДАН говорила, что она и ДОВРОВОЛЬСКАЯ написали письмо Сталину, и что, якобы, Сталин им разрешил открыть церковь [16].

 

Из протокола допроса Бобыревой Василисы Федоровны от 16 ноября 1939 года [17]. В 1938 году летом ДОБРОВОЛЬСКАЯ пригласила к себе меня и БИЛЫК Евдокию. У ДОБРОВОЛЬСКОЙ в квартире присутствовали некая Ярина и Параска. После выполнения религиозных обрядов, ДОБРОВОЛЬСКАЯ начала говорить об Улите ПЕДАН, заявляя, что Улиту уже несколько раз арестовывали, но двери тюрьмы сами открывались, и  Улита выходила из тюрьмы, поэтому нужно стоять за веру «Пусть меня хоч и арестуют» – говорила она. Говоря о ПЕДАН Улите, что она, якобы, «святой» человек, ДОВРОВОЛЬСКАЯ рассказала следующее: «Когда Улита была арестована, ей дали ребенка и, несмотря на то, что она уже несколько лет не имела детей, у нее из груди побежало молоко и она ним корми­ла ребенка».

 

Из протокола допроса свидетеля Кучи Григория Пантелеимоновича от 7 декабря 1939 г. [18]. Со слов ШИРОКОНОВА Бориса Сергеевича, ТРОЦЕНКО Григория Евфимовича, ДОБРОВОЛЬСКОЙ Марфы Сергеевны мне стало известно, что Педан Иулитту в 1930-31 гг. раскулачили. Это на нее так повлияло, что она впала в глубокий обморок, в котором находилась четыре дня. До раскулачивания ПЕДАН была частой посетительницей церкви. ПЕДАН Улита, придя в сознание, начала вы­ражать антисоветские высказывания, призывая Бога для уничтожения Советской власти, чем заслужила большое внимание среди кулачества.

За проведение антисоветской деятельно­сти ПЕДАН была арестована, но, притворившись больной, была направлена в психиатрическую больницу. Выйдя из больницы с документом «психически больной», ПЕДАН Улита стала открыто проводить антисоветскую агитацию, за что ее неоднократно арестовыва­ли, но каждый раз освобождали, благодаря справки из психиатрической больницы.

Со слов ТРОЦЕНКО Григория Ефимовича и ДОБРОВОЛЬСКОЙ Марфы Андреевны, ПЕДАН Улита в 1932 году в с. Петровом на праздник «Пречистой» в Котиковом броду собрала около 2000 человек церковников, якобы, искать клад, который откроет ей Бог. По словам ТРОЦЕНКО Г. Е. народ был собран ПЕДАН У. не для искания клада, а для восстания против Советской власти. Предполага­лось, что придут священники впереди с Улитой, и так проходя по селам, будет примыкать людей все больше и больше.

Далее, в подтверждение того, что цер­ковники были собраны для восстания, ТРОЦЕНКО говорил, что некоторые из участников поприезжали возами со спрятанными в них винтовками.

В самый последний момент распространил­ся слух, что ПЕДАН Улита арестована, а попы отказа­лись идти с народом. В это время приехала милиция, разогнала сборище церковников, часть из них была аре­стована.

Когда Педан У. выпустили из-под стражи, она стала обвинять участников в том, что они дали себя разогнать, не дождавшись ее. ПЕДАН У. говорила им: «Подождали бы меня, так уже по было бы Советской власти, а теперь ждите пока приедут войска других народов и освободят вас».

Весной 1938 года, ПЕДАН будучи у меня в квартире, рассказывала о том, как в 1930 году она замирала, как она в это время была в аду и как ее щипали злые духи, и показывала знаки, оставленные ими у нее на бедрах в виде шрамов.

Далее она рассказывала, что она была в заключении (года не указала) и ей , якобы, в насмешку дали покормить грудного ребенка. Она достала свою грудь и из нее полилось в изобилии молоко, которым она и кормила ребенка. Многие, видя это «чудо», уверовали в ее святость [19].

В 1938 году перед событиями на озере Хасан приезжает ее сын на побывку из Красной Армии. ПЕДАН Улита пропускает одну или две поездки в Никополь. Желая еще больше привлечь на себя внимание верующих, ПЕДАН Улита симулирует слепоту, распуская слух, что ее, якобы, наказал Бог за непосещение церкви.

ПЕДАН Улита, с целью активизации цер­ковников, проводила агитацию среди населения Криворожья за открытие Покровской церкви в г. Кривом Роге. С этой целью по указанию ПЕДАН Улиты, ТРОЦЕНКО Григо­рий и ДОБРОВОЛЬСКАЯ М. принимали заявления от верую­щих на открытие церкви [20].

ПЕДАН Улита, как мне известно, неоднократно ездила в Кривой Рог, в Горсовет и лично хлопотала об открытии церквей, как Покровской, так и на Октябрьском руднике. Кроме того, она лично ко мне обращалась за советом, кому писать заявления, о скорейшем открытии церквей. Участник этой контрреволю­ционной организации церковников ЛИСОВОЙ Петр дал лич­но мне форму заявления, причем, сказал он: «По такой форме напишите и Вы заявление, так сказала Улита ПЕДАН» [21].

Кроме вышеизложенного, ПЕДАН Улита время от времени проводила тайные молитвенные собра­ния верующих, приурочивая их к религиозным праздни­кам и другим религиозным обрядам (смерти, поминки и т. п.), что делалось с целью активизации церковников и маскировки указанных тайных собраний от властей.

Со слов ДОБРОВОЛЬСКОЙ, святая Улита ПЕДАН времени прихода интервентов не указала, но сказала, что долгожданное время освобождения нас от коммунистов скоро наступит, и с приходом фашистов на Украину от­кроются церкви и обновится власть буржуазии и капиталистов [22].

Троценко мне рассказывал, что ПЕДАН Улита призывают к покаянию, т. к. страна наказана существованием Советской власти [23].

 

Из протокола допроса свидетеля Черного Платона Филипповича от 15 декабря 1939 г. [24]. Родилась Педан Улита в с. Петрово в семье заможного середняка. С малых лет она отмечалась любовью к церковному пению. Когда она была уже девицей, то участвовала в церковном хоре Покровской церкви с. Петрово.

Иулита ПЕДАН замужем за сыном кулака Педаном Кириллом Петровичем.

В 1921 году я выехал из с. Петрово. Приблизительно в 1924-25 гг. я услыхал от людей, что Педан Улита присвятилась, верующие церковники говорили, что она даже угадывала мысли людей.

В 1921 году в с. Петрово была инициатором религиозного паломничества по «обновлению» икон. У ПЕДАН впервые в с. Петрово «обновились» 6 икон; после этого «обновления» имели массовый характер.

Со слов ГЕРАСИМЕНКО Логвина – бывшего священника, ФОМЕНКО (имени его не знаю), и других лиц, поп Николаевской церкви с. Петрово Порфирий (фамилии его не знаю, умер в ссылке в 1932-33 гг.), решил использовать «святость» ПЕДАН Улиты для собственной наживы.

Этот поп распространял по селам листовки, что в с. Петрово есть святая Улита, которая пророчествует о будущем и прозорлива. Листовки распространялись далеко за пределы Пятихатского тогда района. В результате проведенной попом Порфирием агитационной работы о святости Улиты ПЕДАН, в с. Петрово начали стекаться в большом количестве церковники не только из окружающих городов и сел, но были даже из Киевской, К. Подольской, Полтавской, Черниговской, Херсонской и др. губерний, чтобы повидать святую Улиту и узнать от нее свое будущее. Улита ПЕДАН перед чужими людьми старалась не ударить лицом в грязь и всячески «пророчествовала», обливая грязью Советскую власть, называя ее «сатанинской». А поп Порфирий вторил Улите ПЕДАН и, пользуясь стечением народа, служил молебны и греб деньги [25].

С целью большого стечения народа в дни храмовых праздников, ПЕДАН Улита распространяла по селам записки с приглашением прийти на богослужение. Записки ей писали ее дочь Анастасия и монашка Минодора Селевко. За распространение антисоветской агитации ПЕДАН Улита снова была арестована, но скоро была освобождена, якобы, по болезни [26].

В 1937-38 гг. Улита ПЕДАН ходила по рудникам (Ленинский, Красногвардейский и др.) и собирала подписи у церковников для открытия церкви на Вечерний Кут. Придя ко мне, она показала мне целую тетрадь со списком лиц, давших согласие на открытие церкви… В списке числилось не менее 200 человек. Характерно, что в списке числились и дети – несовершеннолетние, лет 10-12.

В июне месяце 1939 года ПЕДАН Улита ходила по Кривому Рогу и объявляла церковникам, чтобы они явились на собрание верующих, которое состоится возле Покровской церкви 25 июня 1939 года по вопросу об открытии церкви. ПЕДАН говорила всем, что собрание будет проводить сам Лаштоба (Депутат Верховного Совета СССР).

25/VI-1939 г. возле Покровской церкви собралось более 400 чел. церковников, но собравшаяся толпа была разогнана милицией [27].

 ПЕДАН Улита, желая окружить себя ореолом святости, распространяла о себе всевозможные небылицы. Она рассказывала мне следующее: когда она жила еще в с. Петрово, ее арестовали и препроводили в район Пятихатки, где посадили под арест в одиночку. Через некоторое время начальник милиции в сопровождении какого-то сотрудника принесли к ней грудного ребенка и дали ей, чтобы она кормила его. Т. к. прошло уже 13 лет, как она не имела детей, но начальник, якобы, сказал ей, что только тогда он признает, что Улита святая, если она, не имея молока, будет грудью кормить ребенка. Отдав ей ребенка, начальник милиции ушел и запер ее в камере. Ребенок был голоден и начал плакать. Опасаясь, что ребенок может умереть и ей за это пришьют дело, что она его задавила, ПЕДАН начала молиться Богу и просить Его, чтобы Он послал пищу кормить ребенка. После моления через час Улита, якобы, почувствовала, что колет ей кончик соска груди, и ощутила, что в груди у нее есть молоко. Обрадовавшись, она приложила к груди ребенка. Голодный ребенок ухватился за грудь, начал сильно сосать и изо рта у него начало вытекать молоко, т. к. его было в большом избытке. Улита отметила, что это случилось у нее после того, как 13 лет у нее не было ребенка, и груди были у нее уже присохшими.

Через несколько дней явился опять начальник милиции и другие сотрудники милиции в полной уверенности, что ребенок уже умер. Но нашли ребенка живым и веселым. Этот случай начальник милиции зафиксировал в протокол и забрал от нее ребенка [28].

Много говорила ПЕДАН об издевательствах и побоях, которые наносили ей в заключении. Она ходит по селам и рассказывает эти небылицы.

ПЕДАН Улита не сумасшествует, а свои дела творит обдуманно, намеренно и планомерно, чтобы подорвать авторитет Советской власти своими разговорами против нее [29].

Измученная, истощенная, однажды придя в отчаяние, Иулитта решила выразить свой протест творящему следственному беззаконию и объявить голодовку. Но как только решила это сделать, услышала повелительный голос явившегося в камере святителя Николая Чудотворца: «Обезумела ты?! Не умерщвляй плоть свою! Ибо без плоти не сможешь служить Богу!» Иулитта повиновалась и голодовку не объявляла.

Почти девять месяцев тянулось следствие.

В Обвинительном заключении от 4 января 1940 г. за подписью следователя Следчасти УГБ НКВД Горюна указывается следующее [30]:

 

«Утверждаю»

Начальник НКВД УССР по

Днепропетровской области

Капитан Госбезопасности

(Комаровский)

4 января 1940 г.

 

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По следственному делу №103164

По обвинению:

ПЕДАН Улиты Петровны
ДОБРОВОЛЬСКОЙ Марфы Андреевны
ТРОЦЕНКО Григория Ефимовича
САХНО Дениса Кирилловича
ШИРОКОНОВА Бориса Сергеевича

по ст. ст. 54-10 ч.2 и

54-11 УК УССР.

Управлением НКВД по Днепропетровской области в Криворожском районе ликвидирована контррево­люционная группа церковников, ставившая своей целью борьбу против Советской власти.

Произведенными следственными действиями установлено, что участниками вышеуказанной контрреволю­ционной группы являлись: ПЕДАН Улита Петровна, ДОБРОВОЛЬСКАЯ Марфа Андреевна, ТРОЦЕНКО Григорий Ефимович, САХНО Денис Кириллович и ШИРОКОНОВ Борис Сергеевич.

Обвиняемая ПЕДАН Улита Петровна, именуя себя «святой великомученицей», при активной помощи ДОБРОВОЛЬСКОЙ М. и ШИРОКОНОВА Б. С. организовала на рудниках им. Ленина, Красногвардеец с. Недайводы Криворожского района нелегальные церковные общины, в состав которых входили, главным образом, бывшие кулаки и члены семей репрессированных.

ПЕДАН У. П. систематически собирая нелегальные собрания церковников, тщательно маскируя их, где под видом исполнения религиозных обрядов, проповедовала гибель Советской власти и возвращения старых порядков при помощи германских фашистов. Участники к.-р группы, на случай прихода интервентов, готовились организовать повстанческие отряды из числа верующих церковников, так называемых «крестоносцев», которые должны были бы уничтожать коммунистов через повешение на столбах.   

. д. 194, 276, 277, 278, 280, 281, 283/.

На основании вышеизложенного ОБВИНЯЮТСЯ:

ПЕДАН Улита Петровна, 1835 г. рождения, урож. с. Петрово, того же района, Кировоградской области, по национальности украинка, граждан­ства СССР, б/п, несудимая, неграмотная, бывшая кулачка, раскулаченная, ранее арестовывалась органами НКВД. До ареста – без определенных занятий, житель Красногвардейского рудника, Криворожского района,

в том, что она:

являлась организатором и руководителем к.-р группы церковников, высказывала террористические, пораженческие и повстанческие намерения, распространяла слухи, о скором приходе интервентов, распространяла антисоветские листовки религиозного содержания, проводила активную деятельность по открытию церквей.

На случай прихода в СССР интервентов готовилась организовывать повстанческие отряды, т. н. «крестоносцев», руководителем которых она должна быть,

24 июня 1938 года в день выборов в Верховный Совет УССР, с целью противопоставить церковников выборам, организовала нелегальное собрание верующих церковников, на котором проводила антисоветскую пропаганду против выборов в Советы.

В 1932 году в с. Петрово, Кировоградской обл., пыталась поднять кулацкое восстание. Всячески клеветала на Советскую власть.

/л. д. 242, 243, 248, 249, 254, 255, 271-280, 339- 341/.

В предъявленном ей обвинении виновной себя не признала.

­Изобличается показаниями свидетелей.

… Руководствуясь ст. 204 УПК УССР, следдело № 103164 по обвинению ПЕДАН Улиты Петровны, ДОБРОВОЛЬСКОЙ Марфы Андреевны, ТРОЦЕНКО Григория Ефимовича, САХНО Дениса Кирилловича, ШИРОКОНОВА Бориса Сергеевича направить на рассмотрение Особого Совещания при НКВД СССР.

Следователь Следчасти

УГБ УНКВД (ГОРЮН)

СПРАВКА: ПЕДАН, ДОБРОВОЛЬСКАЯ, ТРОЦЕНКО, САХНО и ШИРОКОНОВ содержатся под стражей в Днепропетровской тюрьме [31].

11 июня 1940 г. состоялось Особое Совещание при Народном Комиссаре Внутренних Дел ССР. В Выписке из Протокола № 38  сообщается [32]:

 

СЛУШАЛИ: дело № 103164/УНКВД Днепропетровской обл. по обвинению ПЕДАН У. П., 1885 г. р., урож. с. Петрово, того же района Кировоградской области: украинка, гр.-ка СССР, беспарт., бывш. кулачка, раскулачена.

ПОСТАНОВИЛИ: ПЕДАН Улиту Петрову за участие в антисоветской организации  заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на ВОСЕМЬ лет, считая срок с 4-го октября 1939 г.

В результате этого решения Иулитта была сослана в Балхашскую степь за 5000 км от родной земли. Сидя на полу товарного вагона вместе с другими «политическими», она, склонив голову, молилась Богу в глубине своего сердца. Кто может описать то душевное состояние, ту тоску и печаль по Родине, не пережив того сам… В молитву невольно вливались слова: «Без плоти не сможешь служить Богу…» Тогда Иулитта, немощная телом, но бодрая духом, шептала: «Мне надобно жить!»

«Я вернусь, и только надо верить!

Путей, дорог моих не мерить,

Надежду в сердце положить –

Молиться Богу и Ему служить!»

Но силы совсем покидали Иулитту. В пути она настолько ослабела, что уже и не надеялась на свое возвращение. Прежде всего, сказывалось долгое пребывание в камере-одиночке в период следствия. Теперь заключенных везли в товарных вагонах около месяца под строгой охраной. Где-то за Уральскими горами всех заключенных из эшелона водили в баню, а вагоны дезинфицировали. Матушка рассказывала: «После мытья, когда одевались, я никак не могла отыскать свой крестик, который в бане заставили снять. Когда обратилась к конвоиру, он, думая, что я ищу какой-то дорогой, стал показывать мне большие серебряные, и даже золотые кресты. И каково же было его удивление, когда среди многочисленных крестов я увидела свой – простой -  на шнурочке и воскликнула: «Вот мой крестик!»»

Заключенных везли в Казахстан до станции Карабас, а там распределяли по лагерям. После изнурительной дороги Иулитта попала в карательный лагерь, огражденный в два ряда колючей проволокой, по четырем углам с вышками и часовыми, да еще и охраной с собаками. Узники помещались в бараках с многочисленными койками и жесткой постелью. Соседкой Иулитты по койке оказалась Б. Гамарник, жена известного политического деятеля, члена правительства.

Впоследствии Иулитта почти ничего не рассказывала о своем пребывании в лагере: слишком тяжелыми были для нее эти годы (с 1939 по 1942 гг.). И только перед смертью поведала: «В ссылке я была очень слабая, к тому же началась болезнь эпилепсия (по словам врачей особо опасная, потому что началась в преклонном возрасте). Но мне был глас: «Возвратишься на Родину и не будешь страдать этой болезнью!» Так я и жила одной надеждой на Бога и Его милосердие!

Ранней весной, после очередного приступа, я не подавала признаков жизни, и меня вынесли из барака в часовню. Когда я очнулась, то пришла в ужас: лежу одна и голая на цементном полу, покрытая лишь простыней. Только одно маленькое окошко высоко на стене. Слабая, окоченевшая, я попыталась до него дотянуться, но не смогла и вновь потеряла сознание. Сколько времени прошло – я не знаю. Придя в себя и открыв глаза, поняла, что лежу в часовне у стены. Тогда, собрав последние силы, приподняла голову и закричала: «Спа-си-те!» Слава Богу, невдалеке мальчик пас овец. Услышав мой отчаянный крик, он испугался, побежал к охране и сообщил, что в часовне кто-то кричит. Пришли сотрудники карлагеря и в недоумении застали меня живую. Меня одели и отнесли в барак. Придя в себя и согревшись, я возблагодарила Бога и Его Пречистую Матерь, Заступницу и Покровительницу всего мира».

 

«Тебе, о Матерь Пресвятая,

Дерзаю вознести свой глас,

Лице слезами умываю,

Услышь меня  в сей скорбный час!

 

 Прими от грешницы моленье,

Дух мой от зол и бед избавь.

Пролей мне в сердце умиленье,

На путь спасения наставь.

 

Да буду чужда своей воле,

                                          От Бога буду  все терпеть,

Будь мне покровом горькой доли,

Не дай с печали умереть!

 

Ты всех прибежище несчастных,

Молитвенница за всех нас,

О! Защити, когда ужасный

Услышу Судный Божий Глас!

 

Когда наступит в тот час время,

Глас трубный мертвых воскресит,

А Книга совести пред всеми

Грехи мои разоблачит.

 

Стена  Ты верных и ограда,

Тебе молюсь я всей душой:

Спаси меня, моя отрада,

Умилосердись надо мной!»

 

Апостол Павел пишет: «О, люди! Помните узников, как бы и вы с ними были в узах, и страждущих, как и сами находитесь в теле» (Евр. 13: 3).

Однажды местные власти решили избавиться от Иулитты. Она надоела охранникам своими рассказами о Боге, о том, что нужно ходить в храм, каяться и не грешить. И вот зимой в лютый мороз Иулитту отвезли на глухую заброшенную станцию и полураздетую посадили в обледеневшую железнодорожную кабинку, чтобы она там закоченела и умерла. Через две недели изверги вернулись, чтобы забрать труп и похоронить. Когда конвоиры открыли двери, то не поверили своим глазам – Иулитта стояла на коленях и молилась. В помещении было тепло, а у подвижницы на щеках пылал румянец. После этого случая Иулитту больше не трогали. Явное чудо произвело не всех неизгладимое впечатление.

В 1941 году дочь Иулитты Феодора написала в Москву письмо на имя Генерального Прокурора СССР, в котором правдиво изложила всю историю болезни матери (состояние летаргического сна, пробуждение и слышание Гласа, ответы на человеческие мысли, предсказание голода, неизлечимой болезни, войне и др.). Поведала о неоднократном заточении матери в тюрьмы и, наконец, осуждение с лишением свободы на восемь лет и ссылкой в Балхашскую степь в карательный лагерь «Жанна Арка».

Вскоре, после очередного приступа эпилепсии, у Иулитты вновь пропало зрение. Но во двор лагеря она выходила самостоятельно - без провожатого. Иулитта рассказывала: «Однажды вышла я во двор лагеря и услышала по скрежету песка размеренные шаги. Я надеялась молча с людьми пройтись на воздухе. А так как никто не говорил, то и я шла молча, не ориентируясь во времени. Каково же было мое удивление, когда поняла, что прошла уже порядочное расстояние и не знаю, где я нахожусь. Неожиданно зацепилась за что-то живое. Осязала руками и поняла, что это лежит верблюд. Затем наткнулась на второго, стоящего рядом. В этот момент меня, ходящую между верблюдами, заметили пастухи и сообщили в карлаг, что вместе с верблюдами за ворота вышла «темная» женщина.

В этот период моей слепоты в один из дней в карлаге все «перевернули вверх дном», ожидая приезд комиссии из Москвы. Почему-то и мне на сей раз было уделено особое внимание.  Меня аккуратно причесали, переодели в другую одежду и повели на комиссию, лиц участников которой я, конечно же, не видела. Сначала спросили о здоровье, на что жалуюсь. Я ответила, что хочу домой. Поинтересовались, откуда я. Услышав, что из Украины, сказали, что там идет война. На это я им ответила: «Для меня войны нет, ибо Господь заблаговременно вывел меня с той земли сюда. Но дойдут войска только до воды!» Они спросили: «Как это понимать?» Тогда я им рассказала о своем видении: «Видела я много войск, идущих в направлении какой-то большой реки. И вдруг Матерь Божия пала на колени спиной к этой широкой реке, сдерживая наступление стреляющих прямо в Нее войск. Воздев руки к небу, Она взывала к Сыну Своему о помощи! Так что, если наши войска примут благословение Господне от священников, то с Божией помощью успешно победят за малое время. Закончится война одновременно в день трех праздников». Но это я им не от себя говорила!»

Хоть и далеко в то время была Иулитта от военных действий на Волге, но ясно видела пришедшую, как и ранее в трудную годину для нашей Родины, на помощь Матерь Божью, и не утаила, а открыла комиссии о необходимости благословения наших войск. И тогда, в 1942 году, Иулитта видела триумфальный День Победы 1945 года, который припал одновременно на три праздника: Пасху, воскресный день и память святого великомученика Георгия Победоносца.

В то время по всему лагерю пронесся слух, что Иулитта была на приеме у Сталина. И по возвращении из ссылки, когда люди спрашивали: «Правда ли, бабушка, что Вы были на приеме у Сталина?» Она с улыбкой отвечала: «Да не он же у меня был, а я у него!»

Вскоре после встречи с комиссией Иулитта была реабилитирована и навсегда освобождена. Как великая реликвия долго хранился в семье документ, в котором было написано следующее:

ПЕДАН Улита Петровна, уроженка с. Петрово Кировоградской области, гражданство (подданство) СССР, национальность – украинка. Осуждена по делу УНКВД Днепропетровской области 11 июня 1940 года к лишению свободы на восемь лет. Отбывала меру наказания с 4 октября 1939 года и на основании директивы НКВД НКЮ и Прокурора СССР № 467/18-71/1170 от 23 октября 1942 года из Карагандинского Исправительного Трудового Лагеря ОСВОБОЖДЕНА.

Дата ее досрочного освобождения из лагеря совпадает с тяжелыми военными действиями на Волге, о которых ей было открыто в видении. Но ехать домой ей не представлялось возможным, т. к. территория Украины была оккупирована фашистскими войсками. Но ее родственник, Неклесса Гурий Макарович, работавший вольнонаемным ветврачом при карлаге Долинка (этот карлагерь эвакуирован из Украины в войну) в 10 км от станции Чурбай-Нура и 25 км от станции Карабас Казахстанской железной дороги, временно забрал ее к себе. Таким образом, Иулитта была на свободе, но находилась на территории другого концлагеря с конца 1942 года по апрель 1944 года.

Она говорила, что только надежда на милосердие Божье ее окрыляла в самые трудные моменты жизни.

 

ВОВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ И ЧУДЕСНОЕ ИСЦЕЛЕНИЕ

10 апреля 1944 года Иулитта встретилась со своей младшей дочерью Ольгой после долгих пяти с половиной лет разлуки.

12 апреля 1944 года, помолившись Богу и поблагодарив семью Неклессы за оказанный теплый прием, они телегой прибыли на станцию Чурбай-Нура. А 13 апреля, в три часа ночи, они с огромным трудом сели в поезд, идущий на Москву. Как только Иулитта поднялась в тамбур вагона, с ней от волнения случился приступ эпилепсии. После него, несмотря на тесноту в вагоне, пассажиры уступили ей нижнюю полку, и она крепко уснула. Пробудившись, она осенила себя крестным знамением и возблагодарила Бога, даровавшего ей свободу. И, как бы навсегда прощаясь с этой безлюдной пустыней, тихо промолвила: «Степь и степь кругом». Глядя на мать, дочь Ольга невольно подумала: «Твои долгие страдания в изгнании не равны ли крестным страданиям мучеников?»

В продолжение всего пути Иулитту мучили тяжелые приступы эпилепсии, из-за которых пришлось во время пересадки на станции Ряжск сидеть трое суток. Потому что, как только они с дочерью пытались сесть на поезд, от волнения начинался приступ.

Нужно отметить, что весна 1944 года была периодом, когда военные действия хоть и отодвинулись на запад, но авиация противника ежедневно совершала разрушительные налеты на важные стратегические объекты. А станция Ряжск была узлом пересечения дорог на север, юг, запад и восток. Поэтому, в первую очередь пропускали эшелоны военного назначения, а потом уже гражданское население, массово возвращающееся на освобожденные территории. К счастью, был сформирован дополнительный поезд, и Иулитта с дочерью смогли на нем уехать сначала до станции Мичуринск, а затем другим поездом до станции Сотницкое, что в 20 км от станции Россошь. Здесь в с. Поповка Россошанского р.-на Воронежской области Иулитта прожила месяц июнь 1944 года у дочерей, работавших в школе, и куда забросила их суровая судьба в период войны. В июне, получив пропуска на въезд в Украину, отправились через Воронеж на Киев.

В пути с ними была пятилетняя внучка Иулитты Жанна, отец которой был на фронте. Когда остановились в Воронеже, чтобы сделать пересадку, Иулитта строго сказала: «Дальше не поедем до тех пор, пока не покрестите ребенка! Имя ей будет Иулиания!» Слово матери всегда было для детей законом, и по два раза она никогда не повторяла. Беспрекословно, взяв Жанну за руку, Феодора (тетя ребенка) отправилась с ней в город, где в церкви был совершено таинство Крещения. К 11 часам дня она возвратилась на вокзал уже с крестницей Иулианией, где их радостно встречали Иулитта с дочерью Ольгой. Маленькая Уля от восторга сияла и во всеуслышание рассказывала, что была в театре (церкви до крещения она не видела) и там видела Спасителя и Матерь Божью, красивых- красивых!

Пообедав, Иулитта со спутницами сели в поезд и отправились в Киев. Там Иулитта посетила великую святыню – Свято-Успенскую Киево-Печерскую лавру. Проходя по Ближним пещерам, она снова подверглась приступу эпилепсии и упала возле раки с мощами святого, недалеко от выхода из пещер. Когда пришла в себя, и, как бы мимо воли, поднялась к лампаде, горящей над мощами, и испила глоток лампадного масла. Иулитта сразу же почувствовала облегчение во всем теле. Она попросила дочь Анастасию, сопровождавшую ее в пещерах, прочесть имя этого святого.  Та прочла: «Агапит – врач». Так, милостью Божьей, у мощей преподобного Агапита Печерского Иулитта получила исцеление от своего тяжкого недуга. Приступы эпилепсии с этого момента прекратились навсегда. «О, святая Киевская гора! Как богата ты Великими Святынями! Словно второй Сион, непрестанно изливаешь ты благодать на всех, с верою к тебе приходящих!» – звучали в уме Христовой страдалицы хвалебные слова благодарного сердца.

Глядя на великие скорби и страдания Иуллиты, невольно возникает вопрос: «А зачем Господь попустил ей страдать более пяти лет таким страшным недугом?» Но Святое Писание нам говорит: «Егоже бо любит Господь, наказует, биет же всякого сына, егоже приемлет» (Притч. 3, 12). Как не вспомнить в связи с этим историю Николая Александровича Мотовилова, который во время беседы с великим Саровским старцем Серафимом о цели христианской жизни, сподобился видимым образом наития благодати Святого Духа и лицезрения Нетварного Божественного Света. Только лишь по молитвам прп. Серафима Мотовилов сподобился той милости Божьей, какую, по словам Саровского старца, «не всегда и великим пустынникам являет Господь». А затем Господь попустил Мотовилову понести одержимость нечистым духом в течение длительного времени. Конечно же, дав нести столь тяжелый крест, Милосердный Господь послал Мотовилову и утешение в лице святителя Воронежского Антония – человека святой жизни, который много молился и утешал страждущего. Во время очередной молитвы владыке явился святитель Митрофан Воронежский и, на вопрос, за чей грех страждет Мотовилов, ответил: «Ни сей согрешил, ни родители его, но да явятся дела Божия на нем» (Ин. 9:3).

Утешая и ободряя Мотовилова, святитель Антоний говорил ему: «…не для вас одних дано вам разуметь это, а через вас для целого мира, чтобы вы сами, утвердившись в деле Божием, и другим могли быть полезными...»

Все то же в полной мере касается и блаженной Иулитты: дав ей великие откровения, Господь попустил ей понести и великие скорби, венцем которых стала тяжелая болезнь. Но «Блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его (Иак. 1:12)»

Летом 1944 года Иулитта, наконец, возвратилась в с. Петрово Кировоградской области, где в одиночестве ее ожидал парализованный муж Кирилл. Здесь в молитве и труде прошли последние годы их жизни.

Не сомневалась Иулитта, что по воле Божьей будет она в родном краю. Даже, когда изнемогала и умирала в часовне, она все равно верила, что, если Бог обещает, то хотя бы представлялись тысячи препятствий к исполнению обещанного, не должно смущаться и сомневаться в исполнении. Сила Божья в том особенно и обнаруживается, что невозможное делает удобоисполнимым.

Впоследствии дочь матушки Иулитты Ольга записала воспоминания о матери и ее рассказы о своей жизни в рукописном тексте. Вот лишь несколько историй из него: «Когда маму в очередной раз посадили в тюрьму, я понесла ей кушать. Во дворе было много народа. Когда подошла моя очередь, я начала плакать и просить стражу пропустить меня к маме. Меня провели в камеру-одиночку. Там было холодно и сыро. Я дрожала от холода, и чтобы согреть меня, мама села на пол, положила мою голову к себе на колени и укрыла своей одеждой. Мы долго говорили, пока я не уснула. А когда открыла глаза, увидела маму усердно молящуюся на коленях. Была полночь. После моления мать открыла дверь камеры, и мы вышли во двор тюрьмы. Я обрадовалась и предложила: «Давай уйдем отсюда – ночью нас никто не заметит!» Но она, вздохнув, ответила: «Нет, доченька! Сему надлежит быть!» Немного погуляв, мы вновь вошли в камеру. За нами заскрипела дверь. Пришел часовой, выругался и вновь закрыл ее на засов. Утром мама отправила меня домой.

Когда маму вывозили в Пятихатскую тюрьму (а ездили в то время на лошадях), то никак не могли ее вывезти. Лошади, доходя до определенного места, дальше не могли идти: ржали, били копытами в землю, но все-таки не шли. И так продолжалось и на второй день. Тогда конвоиры спросили Иулитту: «Чем вас можно вывезти?» Она ответила, что живет тут Антоненко Акакий, у него есть лошади, и он меня сможет вывезти. Его вызвали и попросили везти Иулитту. Он согласился с тем условием, чтобы все подготовили, Иулитт, накормили и одели в соответствующую одежду, т. к. уже было холодно. Так и сделали. Ко времени отъезда Иулитты собралось много народа. Ее посадили на подводу и повезли. Кони дошли до того самого места, начали ржать и встали на дыбы. Но потом опустились, пошли дальше и вывезли».

Однажды Иулитта спасла от смерти некоего юношу, имевшего желание уйти из этой жизни посредством самоубийства. У этого человека была драма – его возлюбленная вышла замуж за другого. И он, не вынося горя, решил повеситься. Господь открыл Иулитте, где это должно совершиться. Она прибежала в ту рощу, которую ей указал Господь, и увидела юношу, который уже просунул голову в петлю.

– Стой! Не делай этого! – закричала Иулитта, – ты должен жить!

Юноша поведал ей причину своего душевного расстройства и получил утешение. Иулитта спасла его от смерти телесной и душевной, потому что Дух Святой руководил ею в служении людям.

Один раз, уже после окончания войны, в летнее время пришла женщина, которую Иулитта, разумеется, не знала. Женщина рассказала, что ее сын якобы не вернулся из армии, и спросила печатать ли его в церкви или нет. Иулитта ответила: «Если придет время, что надо будет Вам печатать сына, то Вы и спрашивать меня не будет, сами запечатаете». Больше ни слова не было сказано. Женщине дорого обошлось такое кощунство, т. к. никакого сына в армии у нее не было, а был только единственный сын-отрок. Она это спросила, чтобы из любопытства испытать прозорливость Иулитты. И вот, придя от Иулитты домой, она увидела около своего дома толпу людей. Предчувствуя беду, бросилась сквозь них и увидела на земле окровавленного, разорванного на куски сына, погибшего от взрыва гранаты. Эту гранату, как оказалось, мальчишки нашли в посадке и обменяли ее сыну на самокат. Сами ушли кататься, а ребенок остался с опасной «игрушкой», которая разорвалась у него в руках. «Позже, – рассказывала Иулита, – пришла ко мне эта убитая горем женщина, уже осиротевшая мать, и поведала правдиво всю эту страшную историю».

Было Иулитте видение. Вот как она сама об этом рассказывала: «Явилась женщина в длинной одежде с крестом в руке и сказала мне следовать за ней. Происходило это на возвышенном месте, как будто по ту сторону реки Ингулец, где скалистые высокие берега напротив левад в Стулиевой улице. Я молча пошла с ней и вскоре увидела по одну и другую сторону от дорожки многочисленные маленькие столики (наподобие тумбочек), покрытых черными скатертями. За этими столиками сидели люди, по одному за столиком. Среди сидящих я узнала своих родителей. Мать Ксения сидела, положив руки на колени, а перед ней на столике целая кипа (ворох) клочьев конопли. У других же людей и у моего отца Петра на столиках были съестные продукты: пироги, булочки, хлеб и даже у кого-то видела стручок гороха (вероятно чья-то милостыня, поданная с усердием, от всей души). Когда же эта женщина вела меня за руку на обратном пути, я увидела, что столики у всех застелены розовыми скатертями, и на всех полно красных яиц, пасок и других продуктов (по словам Иулитты, это была милостыня за души усопших). И у моей матери столик не отличался от других, и на нем было полно всего». Впоследствии Иулитта объяснила, что в Великий пост, когда к вечернему богослужению звонил колокол, мать старалась допрясть мычку конопли и не спешила на молитву и к подаче милостыни за души усопших и за свою душу, а была занята делом. Обращала подвижница внимание и своих дочерей на их нерадение к почитанию субботних и воскресных и праздничных дней. «Смотрите, – говорила она, – чтобы и на ваших столах в будущей жизни не лежали мокрые тряпки, которыми вы моете полы. Полы надо мыть заранее, а не в 6-8 вечера в эти дни. Если к этому будете стремиться, то сами увидите, что при всей занятости на работе и дома, если в одну субботу поете полы до 1600 дня, то уже на следующую субботу будет вам время помыть их до 1500 часов дня. И так постепенно войдете в привычку строго соблюдать не только субботние, но и праздничные дни».

 

ЯВЛЕНИЕ СЫНА ГАЛАКТИОНА

Когда Иулитта возвратилась домой из ссылки и жила вместе с мужем в с. Петрово, к ним нередко являлись умершие: одни просили помощи, а другие благодарили.

Однажды произошел удивительный случай. Вот как о том рассказывала Иулитта: «В одну из ноябрьских ночей мы уже спали на теплой печке, а дверь в сенцах была закрыта на крючок. Вдруг скрипнула дверь хаты, мы проснулись и поняли, что кто-то вошел. Но с печки нам не было видно вошедшего. Кирилл строго спросил: «Кто там?» И послышался ответ: «Это я, Галактион!» Но, не поняв имени, Кирилл переспросил: «Лахтион?» (ибо был у нас односельчанин, которого все называли «Лахтион»; вероятно, его настоящее имя было Галактион). Вошедший отрицательно ответил: «Нет, я Ваш сын!» Кирилл спросил: «Наум?» А ночной гость четко ответил: «Нет! Я Ваш сын Га-лак-ти-он!» После этих слов мы сначала услышали шаги, а затем при лунном свете увидели идущую к столу фигуру мужчины высокого роста, широкоплечего. Неизвестный гость сел на лавку у края стола, стоящего во святом углу, где находились образа и лампада, и стал говорить: «Родители мои, я пришел к Вам, но не прошу у Вас ни волов, ни богатства. А только прошу Вас: поставьте на моей могиле крест для памяти!»

После этих слов он умолк, а мы не могли от страха даже пошевелиться. Только наблюдали за ним с печки в полумраке. Так гость сидел молча возле пустого стола минут 15-20, затем встал и медленно направился к двери. Когда щелкнула лямка двери, мы поняли, что он вышел, и начали приходить в себя. Перекрестившись, встали. Кирилл зажег спичку возле часов – было 25 минут первого ночи с 4-го на 5-е ноября (ст. ст.).

Начали между собой рассуждать, кто же явился нам в полуночи, ведь сына по имени Галактион ни своего, ни крестника не было. У нас было два сына: один – Наум (родившийся 1-го декабря в день память пророка Наума), который погиб на фронте 4 ноября (ст. ст.) 1943 года; а второй сын – Александр, умер младенцем, когда ему было около 3-х месяцев. Теперь стали припоминать, когда родился Александр, и вспомнили, что родился от 5 ноября 1909 года, а умер 14 января 1910 года по ст. ст. Тогда Кирилл открыл церковный календарь с именами и нашел, что 5-го ноября первое стоит имя Галактион! Теперь мы воочию убедились, как важно при крещении давать имя не произвольно, а то, в который день родился младенец, и то, которое есть в календаре. Имя Александр было дано не священником, а нами – родителями. Мы были поражены еще и тем, что явился нам сын не младенцем, как мы его поминаем в молитвах, а взрослым мужчиной. А главное, он просил у нас не богатства, а креста на его могиле. А мы за житейской суетой не помнили даже где его могила.

Сразу же я занялась приготовлением теста. Хотя и с опозданием, готовила своему имениннику пирог. А рано утром раздала милостыню (коржи помазанные медом).

Теперь мы были озабочены тем, чтобы поставить крест на могиле сына. Дерево было для креста, и отец сам решил сделать его сыну. Только как найти могилу, ведь прошло уже почти 40 лет со дня его смерти?

Утром пошли на кладбище и стали ходить между могилами своих родителей и близких, где когда-то в зимнюю стужу похоронили сыночка. Но отыскать могилу Галактиона не удалось.

Когда выходили с кладбища, нас встретила женщина, проживающая на нашей улице, и спросила, почему мы так рано пришли на кладбище. Мы ей ответили, что хотели найти могилу сыночка, но не нашли, т. к. креста на ней нет, да и умер он давно. Женщина выслушала нас и говорит: «Возвращайтесь, я укажу могилу Вашего сына! Ведь он умер почти одновременно с моей доченькой, и я посадила тогда на ее могиле грушу (в ногах). А Вы похоронили своего мальчика рядом, так что груша в головах вашего сына». Так невидимо сам Галактион привел нас к своей могиле. Вскоре мы поставили на его могиле крест».

Потом Иулитта говорила своим дочерям: «Прошу вас, дети, не забывайте могилы Галактиона и Дня его Рождения, а также и Наума! Ибо душа умершего является в дом на пир против этого дня (потому мы должны печь пирог), и стол должен быть богат для нее. Не забывайте, дети, и наших могил по смерти и всегда помните мудрые слова: «Под крестом моя могила, на Кресте моя любовь!»»

Еще Иулитта рассказывала: «Однажды после ужина, когда мы с Кириллом вели беседу о предстоящих делах, а на дворе начинались сумерки, неожиданно кто-то постучал в окно. Кирилл поспешил к окну и увидел свою умершую мать Марию. От неожиданности и испуга он осенил себя крестным знамением и стоял молча, неподвижно. Оба мы услышали усердную просьбу: «Откройте, ради Христа дверь! А то я пришла домой, чтобы поесть, а там вот такой висит замок на двери (и показывает, что большой замок)!» Через мгновение ее возле окна не стало.

Мы вспомнили, что это был день накануне кончины нашей матери, и на утро 8-го января (по ст. ст.) приготовили обед для нескольких человек в память об усопшей. В старом доме, где жила и умерла Мария, действительно висел замок, там никто не жил».

Любовь к людям у Иулитты была огромна. Часто, находясь в состоянии крайней нужды, Иулитта спешила на помощь другим. Она все время старалась творить добрые дела. 

Блаженная Иулитта помогала всем, кто прибегал к ней с просьбами о помощи или просил ее помолиться. По ее молитвам исцелялись больные различными недугами. Даже бесноватые получали помощь, а нечистые духи неоднократно были изгоняемы из людей.

Не забывала Иулитта и крестьян. По ее молитвам получал помощь и домашний скот.

Учила Иулитта людей обязательно по воскресным дням посещать храмовое богослужение. А если по какой-то причине человек не может прийти в храм, то чтобы обязательно помолился Богу дома. Это необходимо, чтобы Господь помогал людям.

 

ПОСЛЕДНЯЯ ПАСХА И СМЕРТЬ ПРАВЕДНИЦЫ

В Пасхальную субботу 1954 года к родителям приехала из Кривого Рога дочь Анастасия. Иулитта, увидев ее, обрадовалась и воскликнула: «Слава Тебе, Господи! А я с самого утра криком кричу, что завтра Пасха, а я не приобщилась Святых Христовых Таин. Кирилл приобщился, а я не в силах дойти до храма. Видно услышал Господь мою молитву!»

Не медля ни минуты, дочь сводила Иулитту в церковь, где та причастилась. А в день Пасхи Анастасия принесла из церкви освященную пасху, и они все вместе ее вкусили. Радости  родителей не было придела!

Это была для обоих супругов последняя Пасха!

Через неделю, 30 апреля (ст. ст.) 1954 года, Кирилл внезапно скончался от кровоизлияния в мозг. Когда его хоронили, Иулитта сказала младшей дочери: «Посмотрите, что будет на 9-й день по смерти». Дочь подумала было, что на 9-й день придется хоронить и мать, но ошиблась. Разгадка этих слов пришла позже.

Все пережитое Иулиттой не могло не отразиться на ее здоровье, ибо дух бодр, а плоть немощна. В последние годы у нее ослабело сердце, плохо работали почки, всегда болела печень, а от физических трудов появилась грыжа. И, хотя не мучили ее тяжелые приступы, здоровье с каждым днем ухудшалось.

Помянув мужа на 9-й день в своем доме, Иулитта поехала с дочерьми  в Кривой Рог.

В праздник Вознесения она с большим трудом посетила церковь на станции Мудреная, где был престольный день, и, выйдя после богослужения, сказала стоявшим христианам: «Простите, братия и сестры, в обители сей я последний раз!»

Несколько раз еще посещала богослужение в храме Рождества Пресвятой Богородицы г. Кривого Рога, где служил благочинный протоиерей Стефаний. В этом храме Иулитта в последний раз причастилась Святых Христовых Таин. Превозмогая боли, она старалась усердно внимать богослужению, а потом с благоговением приняла причастие.

За три недели до смерти к ней в гости пришла р. Б. Мария Кравчук, которая раньше жила в Петрово. Из-за слабости Иулитта мало с ней говорила, а когда Мария собралась уходить, Иулитта, преодолев свои немощи, встала и сказала ей: «Давай простимся с тобою, Маня, ибо, когда придешь навестить меня в следующий раз, то будет гроб». Попросив прощения друг у друга, женщины расстались уже навсегда.

Своему восьмилетнему внуку Георгию, преподнесшему своей бабушке в день 8-го марта в подарок флакончик с духами, Иулитта сказала: «Спасибо тебе, внучек. Но возьми эти духи и спрячь сам. А когда я умру, подухай тогда возле меня». Это было ровно за месяц до ее смерти. С бабушкой Георгий строил прекрасные обители, слагая кубики разных размеров и цветов, когда ему не было еще и пяти лет. Лица их тогда были радостными, сияющими: у внука от своих первых успехов строителя, а у бабушки от того, что ей уже тогда было открыто грядущее. Она говорила своим внукам, что все храмы при их жизни будут восстановлены. Сияющим было лицо бабушки еще и от того, что и сама она в юные годы (1903-1905 гг.) трудилась и созидала прекрасную обитель Святителя и Чудотворца Николая в своем родном селе.

За три дня до праздника Благовещения Пресвятой Богородицы 1955 года здоровье Иулитты резко ухудшилось. Она сказала: «Тело мое превращается в землю, ибо оно отяжелело. Когда умру, то поминать особо не будете, а кто вкусит Пасхи, тот и помянет меня».

7 апреля, на самый Праздник Благовещения, теряя сознание, вставала, просила одеть и обуть ее, чтобы идти в церковь. Но силы ее совсем покинули.

В пятницу 8 апреля (н. ст.) 1955 года, в день Собора Архангела Гавриила, за девять дней до Пасхи, в 18 часов вечера, на 70-м году жизни Иулитта тихо предала свой дух Богу. После отпевания, согласно ее завещанию, похоронили подвижницу рядом с мужем Кириллом на кладбище в с. Петрово Кировоградской области. Отпевание, состоявшееся 10 апреля  в праздник Входа Господня в Иерусалим, совершил местный священник Димитрий вместе с певчими.

А 9 апреля с большим волнением на рассвете спешила к Иулитте Мария Кравчук, которая в эту ночь увидела Иулитту в длинном голубом наряде, как невесту, с венцом на голове и звенящими колокольчиками на руках возле манжет. Вела ее медленно за руку монахиня в черном одеянии, и был слышен тихий звон колокольчиков. Проснувшись, Мария с мужем Максимом и четырехлетним сыном Феодором поспешно собрались и поехали к Иулитте. При входе в квартиру увидела гроб, который готовили для Иулитты, уснувшей вечным сном. Так в точности сбылось предсказание: «Когда придешь навестить меня в следующий раз, будет гроб!»

А когда вкушали Пасху, то вспоминали слова Иулитты, сказанные за год до этого: «Посмотрите, что будет на 9-й день после смерти». Уже тогда она знала, что 9-й день ее смерти припадет на праздник Светлого Христова Воскресения, когда Врата Царства Небесного открыты, когда Небо и Земля ликуют, когда воспевается победная песнь «Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав!»

Иулитта постоянно рассказывала людям о Боге, учила их, как обращаться к Нему, чтобы они становились на путь покаяния, на путь истины. Порицая злодеяния властей по убийству священников, разрушению храмов и святотатству, она пыталась донести до людей простую истину, что те скорби, которые они переносят, посланы за их личные грехи или за грехи их предков, и без покаяния изменить что-либо в лучшую сторону невозможно. Это служение обществу Иулитта совершала не от того, что считала себя праведницей и ей хотелось порицать грешный люд, а потому, что ей было повеление Господне и указание свыше нести этот тяжелый крест служения ближним. Поэтому, насколько Иулитта могла, она служила людям словом, а наипаче примером покаянной жизни.

Каждому христианину приходится пережить состояние праведного Иова, через муки души и тела пройти перерождение, потерять все, умереть и милостью Божьей возродиться. Подобное произошло и с Иулиттой. Она стала орудием Божьим, через которое Господь сделал вызов миру, восставшему против Него. Среди неверия и человеческого безумия эта немощная женщина стала славой Божьей. Ее живые видения с телесными и душевными страданиями являют нам прообраз того, как сатана мучает живую Церковь Христову, желая Ее обезглавить. Вера Иулитты, постоянно укрепляемая ее Ангелом-хранителем, дала возможность ей выстоять и возродиться так, как во время массового безбожия выстаивает и возрождается Церковь Христова, несмотря на всевозможные дьявольские ухищрения.

Слава Богу, что есть такие незлобивые люди, сеющие вокруг себя добро и любовь, которых и после смерти не оставляет людская молва и всеобщая любовь. Истинная христианская жизнь именно такая, в этом и есть святость. Человек, угодивший Богу своей жизнью, и за пределами земного бытия остается с Богом.

Вот и блаженная Иулитта после своей смерти все также спешит на помощь к тем, кто прибегает к ее молитвенному предстательству и приходит на ее могилку. А таких людей с каждым днем становится все больше. И даже местные священники, которые постоянно служат панихиды на могилке блаженной Иулитты, свидетельствуют об исполнении просимого по молитвенным воздыханиям праведницы, и сами на себе неоднократно ощутили проявления благодатной помощи Иулитты в тяжелых жизненных ситуациях.

 

ВОСПОМИНАНИЯ О МАТУШКЕ ИУЛИТТЕ

Архимандрит Алексий (Морозов), прожив. с. Искровка, Петровский район, Кировоградская область. Создатель рода человеческого Господь Вседержитель положил во Своей власти испытать Свое создание, дав ему понести свой земной крест, говоря: «Возьми крест свой и иди за мной». Крест земного пути человека состоит из скорбей, страданий, болезней, лишений, радостей. И тем, с каким смирением и терпением переносит это человек, определяется его духовная лествица возрастания. Но бывают такие искушения, которые очень тяжело вынести. И тогда на помощь приходят ангельские силы или угодники Божии.

                В 2009 году в моей жизни была великая скорбь. Мне казалось, что из-под ног уходит земля. И мне приснился удивительный сон. Сижу я за столом, и мне поставили полную литровую банку кипятка, которую я должен выпить. Но взять ее руками было невозможно – жгло руки. Я поискал полотенце, чтобы обвернуть банку. Повернувшись к банке, я увидел в ней только половину кипятка, и возле меня сидела м. Иулитта, которая умолила Господа прийти мне на помощь и взять половину моих тягот на себя. Я очень благодарен матушке за такое ее дерзновение ко Господу и попечение о мне, грешном. И очень благо сказано: «Дивен Бог во святых своих». Я с любовью отношусь к м. Иулитте, всегда ее поминаю и молитвенно прошу помощи.

 

Священник Александр Камочкин, Александрийская епархия УПЦ, Компанеевское благочиние. 5 апреля 2017 года я первый раз побывал на могилке подвижницы благочестия Иулитты Педан в пгт. Петрово вместе с благочинным нашего округа и  другим духовенством.  Молился о всех тревожащих меня вопросах: у нас с моей матушкой после шести лет семейной жизни не было детей, есть ряд семейных вопросов и проблем, связанных со службой на приходах. Второй раз я был также с благочинным и моим духовником в начале июня. После моего апрельского  посещения могилы матушки Иулитты мы с женой в начале июня узнали, что у нас будет ребенок. Кроме того, ускорилось решение семейных и приходских вопросов. Во всех этих событиях я вижу помощь блаженной Иулитты, за что благодарен Богу и блаженной подвижнице.          

 

Р. Б. Галина (Еремина Галина Викторовна), г. Пятихатки, Днепропетровской области, ул. Калинина, д. 84. Мой четырехлетний внук  Чулков Тимофей рос здоровым ребенком, посещал детский сад – словом, развивался как все нормальные дети. Однажды весной 2017 года он, как обычно, находился в саду. Играя с девочкой, малыш случайно задел ее, и они упали. Девочка громко закричала, а Тимофей сильно испугался и начал заикаться. С этого времени говорить нормально он уже не мог.

21 июня мы поведали о нашей беде отцу Алексию (Морозову), а он нам рассказал о блаженной Иулитте, подвижнице ХХ столетия, которая похоронена на кладбище в пгт. Петрово, Кировоградской области. Батюшка сказал, что многие люди просят ее помощи в различных жизненных ситуациях и получают ее. Он пообещал, что будет молиться о здравии Тимофея. Каждый день о. Алексий молитвенно взывал к м. Иулитте и говорил, что если она пошлет помощь, то мы об этом обязательно засвидетельствуем.

И чудо произошло: уже 12 июля, на праздник святых первоверховных апостолов Петра и Павла мы обратили внимание, что Тимоша говорит чисто, не заикаясь.

Наша семья благодарна Богу и м. Иулитте за помощь в исцелении ребенка.

 

Р. Б. Ольга (Пилипака Ольги Петровны, 1932 г.р.), Кировоградская область, Петровский район, с. Владимировка. Осенью 2005 года на могиле матушки Иулитты Педан я получила исцеление правой руки, которая у меня сильно болела в плечевом суставе и отказывала (была парализована). Мы ездили с отцом Василием Магдичем на могилку блаженной Иулитты и после того, как отслужили панихиду, я трижды легла правой стороной на могилу. И после третьего раза боль прошла и рука заработала.

 

Р. Б. Григорий (Григорий Давидович Вервес), племянник Иулитты. У моего отца, Вервеса Давида Петровича, были сестры – Домаха, о которой только знаю, что имела сына Григория, который служил у Петлюры и где-то в ссылке сложил свою голову; Муза, которая была очень красивой, и это было предметом конфликта деда Петра с сельскими парнями; Иулитта, внук которой -  известный в строительных кругах Конограй Юрий Григорьевич, но сама она была известна в свое время на всю поингулецкую округу: в Петрово, Александрии, Криворожье. Дело в том, что как-то неожиданно она стала пророчицей Слова Божьего, которую почитали односельчане. Ей, сидящей на коленях перед образами в обычной сельской хате, открывались мысли приходивших, их судьбы, намерения. Она была объявлена сумасшедшей контрреволюционеркой, т. к. агитировала против колхозов. Была в заключении, но неизвестно каким образом дважды выходила из тюрьмы мимо охраны и снова возвращалась домой. И опять к ней спешили в село тысячи людей.

Когда слухи о «святой Улите» дошли до Петрополя, отец взял меня за руку, повел к Педанам, к сестре как- никак. Всю дорогу бурчал, мол, бесится с жиру сестра, отрывает меня от работы, плетет непонятно что.

Когда дошли до ее хаты, селяне расступились, и когда мы стали на пороге, увидели что-то необычное: на нас смотрели сотни не мигающих глаз пришедших, и только тетя сидела спиной к дверям. И тут неожиданно, словно из-под земли, прозвучал голос: «Вот и братик Давид с отроком Гришей пришел. Только нехорошо, Давид, мальчику говорить неправду обо мне. Я не сама стала такой: на то была воля Божья! А то, что ты говорил обо мне, пусть будет на твоей совести», – и дальше, почти слово в слово, повторила наш недавний диалог с отцом по дороге в степи, который мог подслушать разве что ветер. От неожиданности я остолбенел и обратил взор на отца, схвативши его за руку. Он, ни слова не говоря, вывел меня на улицу, и мы возвратились домой, не говоря ни слова.

И когда я после войны встретился с тетей (вместе с женой Галей), ни я, ни моя жена не могли выдержать внимательного, глубокого, пронизывающего насквозь взгляда старой тети…

Вот такой мне запомнилась моя тетя Иулитта Педан.

 

Р. Б. Мария (Крыжановской Мария Витальевна), г. Киев, правнучка м. Иулитты. В семье Иулитты и Кирилла Педан было четверо детей – Наум, Анастасия, Феодора и Ольга. В 1948 году Феодора родила дочь Лидию, мою маму. У мамы и отца двое дочерей – Мария и Анастасия. Мы обе замужем, у меня подрастают четверо детей: Ольга (2006 г. р.), Дария (2009 г. р.), Валентина (2012 г. р.), Николай (2017 г. р.).

С благодарностью вспоминаю счастливое время моего детства. Основа моего религиозного и духовного воспитания была положена бабушкой Феодорой Педан (в браке – Ерофеевой). Она очень много рассказывала мне о Боге, своим примером вложила в душу стремление к Церкви. Одно из самых незабываемых впечатлений детства – чтение вслух семейной реликвии, рукописной книги о прабабушке Иулитте, написанной и иллюстрированной ее дочерью, а моей крестной матерью, Ольгой Педан (в браке – Конограй).

Мне живо представлялась прабабушка Иулитта: то девочкой, пешком пришедшая на поклонение мощам Киево-Печерских святых и побывавшая у старца Ионы Киевского, то томящаяся в тюрьме, куда ее бросили за исповедание Христовой веры, то предсказывающая людям их будущее и читающая историю их прошлого. В святом углу была фотография Иулитты. И сейчас она также находится в нашем доме, возле святых икон. И хотя мне не пришлось лично встретиться с прабабушкой, она несколько раз являлась мне во сне.

В первом сне я стояла у зеркала и наносила (так же, как многие молодые женщины) макияж на лицо. Справилась с половиной. В этот момент в зеркале в отражении вижу, как дверь в мою комнату бесшумно открылась. Она вошла в комнату и остановилась у двери: маленькая, сухонькая, в темном костюме и белой блузке, с живыми темными глазами. Она молчала. Я сразу узнала ее, но все же спросила: «Кто ты?» И она ответила: «Я – Ангел Царя Небесного». Я попросила ее молиться о всех нас, и она медленно и уверенно кивнула. Иулитта подошла ко мне и, коснувшись пальцем правой руки моего лица, провела легко сверху вниз, словно деля лицо на две половины: «Вот это лицо (она показала на не накрашенную часть) – небесное, а это (Иулитта показал на накрашенную часть) – не годится». Прабабушка говорила без осуждения, но очень веско и глубоко. Мне стало стыдно, и я поняла, что слишком много придавала значения внешнему виду. А потом стена моего дома словно растворилась – и я увидела огромное, необыкновенной красоты поле спелой пшеницы, в котором яркими вкраплениями горели полевые цветы. А над полем летели в небе необыкновенные птицы, каких на земле нет. Не могу передать словами то чувство радости и легкости в душе и на сердце, с которым я проснулась в то утро.

    В 2002 году я вышла замуж, но вскоре доктора поставили мне очень неутешительный диагноз «поликистоз яичников» и «детская матка» («гипоплазия матки (уменьшена в размере), кистозная дегенерация яичников»), что практически не давало мне шансов на материнство. Потеряв время и деньги за многомесячное лечение у докторов, я решила съездить на могилку к прабабушке и посетить родовое гнездо нашей семьи – село Петрово. К тому времени мне уже рассказывали о многочисленных случаях помощи по молитвам Иулитты на ее могилке. Поток верующих все возрастал. Мы отправились в поездку с мамой Лидией и моей троюродной сестрой Анной (внучкой Ольги Педан), которая в то время не была замужем и тоже хотела попросить прабабушку помолиться о ее житейских нуждах. За четыре дня мы многое увидели, но, конечно, посещение кладбища было самым важным и незабываемым моментом. Мы просили Иулитту о помощи и предстательстве перед Богом. Домой уехали очень успокоенными и умиротворенными. Ровно через два года моя сестра Анна вышла замуж, а еще через три недели, 6 июля 2006 года я родила своего первого ребенка – дочь Ольгу.

 Второй раз я увидела прабабушку во сне во время беременности. Мне представилось чудесное место, где я увидела прежде почивших сродников. Из окна одного из домов выглянула прабабушка Иулитта. Она, молча, лучезарно мне улыбалась. Несомненным было то, что она меня узнала и была рада видеть. Из этого же дома мне навстречу вышел ее покойный зять, муж Феодоры, Афанасий, и с улыбкой сказал: «А у нас тут уже все знают о твоем мальчике Николае!» После рождения дочери Ольги я очень долго удивлялась сну, т. к. первые наши трое детей – все девочки. И только сейчас, когда у нас подрастает Николай, я понимаю его смысл.

 Моя родная сестра Анастасия также побывала на могилке у прабабушки со своим женихом. Она просила о создании крепкой семьи. Скоро молодые обвенчались.

 Надо отметить и то, что Иулитта являлась наяву своей дочери Феодоре незадолго до ее смерти. Бабушка говорила: «Ось, мама Улита приходили…»

 Когда нам случается переживать сложные моменты в жизни, стараемся читать акафист «За единоумершего», вспоминая прабабушку Иулитту. И верим, что Бог помогает и спасает нашу семью по ее молитвам.

 А Киево-Печерская Лавра и Ионинский монастырь – это особые места для нас. Наша прабабушка стремилась туда всей душой,  и нам передались особое благоговение и любовь к этим святым обителям. Молясь перед мощами Печерских угодников и преподобного Ионы, я не раз получала удивительную помощь от Бога. И всегда меня не покидало чувство, что именно здесь находятся глубочайшие духовные корни нашей семьи.

 

Р. Б. Лидия (Крыжановская Лидия Афанасьевна), Закарпатье. Я прихожусь внучкой Иулитте Педан. Моя мама Феодора была средней дочкой Иулитты. Когда я подросла, часто слышала от мамы и от моей тети рассказы о том, какая у нас хорошая, православная бабушка, что она сделала за свою жизнь, как воспитывала детей, как она повсюду проповедовала, призывала людей к вере Христовой, как никогда не шла на компромисс, никогда не предавала Бога и Его Слово. Сколько пришлось ей в жизни претерпеть! Какое у нее было великое смирение и крепкая вера! Мы должны наследовать ее пример и быть истинными христианами. Ну, и много рассказывали родственники о том, что именно она сделала для людей. Это все описано в жизнеописании, которое составила ее младшая дочка Ольга. Я помню бабушку всего семь лет, хотя и очень редко с ней общалась, потому что она жила в Петрово, а мы – в Кривом Рогу. Мой отец был русским, и когда я родилась, он назвал меня Ниной. Но приехала бабушка Иулитта (меня еще не успели зарегистрировать) и говорит: «Если назовете ее Лидией, я понянчу ее немножко, а если нет – поеду домой». И мне тут же нарекли имя Лидия, потому что я родилась 5 апреля, в день памяти св. мч. Лидии. А бабушка сказала: «Только Лидия, тогда я понянчу немного». И она действительно немного меня понянчила.

Помню, когда мне было почти семь лет, дочки забрали бабушку в Кривой Рог. Однажды мы, дети, играли вместе (у бабушки были еще внуки Юрий, Жанна и Мирослава), и когда возились в песке, бабушка села возле нас и говорит: «Ты, Юра, будешь строителем и будешь принимать участие в строительстве одной церкви. А ты, Жанна, будешь связана со швейным делом. Вот тебе сумочка с лоскуточками и нитка с иголкой», – и  подарила сумочку старшей внучке, которая была 1939 года рождения. А мне она ничего не сказала. И действительно, то, что предсказала другим внукам – все сбылось. Брат окончил строительный институт и стал начальником строительно-монтажного управления. И однажды его попросили выполнить определенные работы по строительству храма.

А еще Иулитта предсказала: «Вы все будете жить в Киеве». Ну, мы это тогда восприняли как сказку. И, действительно, Юрия призвали в армию, он попал служить в Киев, где и остался после службы. Спустя время Юрий возглавил строительно-монтажное управление, в котором и проработал до самой пенсии. А его родная сестра Жанна (бабушка Иулитта поминала ее как Иулианию, говорила, что имя ей было дано отцом неправильно, т. к. он был неверующим) окончила институт легкой промышленности в Киеве и работала главным инженером на швейной фабрике.

А еще бабушка Иулитта пророчествовала: «Я не доживу, а вы, детки, доживете: не только откроют старые храмы (а это был 1954-1955 год), но будут и новые строить». Тогда это воспринималось как какая-то сказка. Время тогда было богоборческое, о строительстве храмов даже и говорить не приходилось. Но теперь это все уже сбылось. Еще она говорила: «А вы доживете! Иконы будут не только во всех домах, но и в школах!» Ну, это вообще звучало как фантастика! А теперь мы все это видим сбывшимся.

На сегодняшний день все дети Иулитты уже умерли: последней в 1995 году умерла самая младшая дочь Ольга; мама умерла в 1994 году. Внуков осталось трое, и праправнуки есть.

Бабушку Иулитту мы ежедневно поминаем в своих молитвах и на Псалтири. А когда бывает тяжело или что-то плохое случается, всегда призываем ее на помощь, как молитвенницу и ходатаицу за нас перед Богом. И помощь всегда приходит!

 

Р. Б. Юрий (Конограй Юрий Григорьевич, + 2017 г.), г. Киев. В 1954 году, когда мне было 7 лет, бабушка Иулитта сказала: «Ты, сыночек, будешь архитектором и будешь жить в Киеве». Я родился, учился и жил в Кривом Рогу. После окончания инженерно-строительного института попал в армию в Киев. Там начал работать по специальности, спустя время стал начальником строительно-монтажного управления. Участвовал в строительстве храма.

Прошло время, я повзрослел, женился.  Однажды в праздник Пасхи сажал с женой картофель. Вдруг рядом оказалась какая-то женщина и спросила: «А что же вы в такой праздник сажаете картофель?» «У нас нет другого времени», – ответил я. «Ну, так вы эту картошку и есть не будете!» – сказала женщина и вдруг исчезла. Осенью был собран отличный урожай картофеля, который мы опустили в подвал, и тут же уехали в отпуск на море. А когда вернулись, нас ожидало большое огорчение: после аварии канализационной системы дома весь подвал затопило нечистотами. Естественно, весь собранный картофель был непригоден к употреблению. Мы с супругой поняли, что явившаяся женщина была никто иная, как Иулитта, которая хотела нас вразумить и предупредить о последствиях непочтения такого праздника.

В 2000 году у меня диагностировали онкологическое заболевание, но чувствую себя вполне прилично. Считаю, что меня держит на ногах ежегодная поездка в село Петрово на могилу к бабушке Иулитте. Каждый год после Пасхи наша семья обязательно отправляется в поездку. И на Проводы (Радоницу) я всегда на кладбище на могилке Иулитты. Там прошу ее молитвенной помощи, чтобы Господь дал мне возможность еще пожить.

 

Р. Б. Мария (Прокопец Мария Петровна), племянница Иулитты по мужу, пгт. Петрово. Однажды в семнадцатилетнем возрасте я пасла коров и в какой-то момент очень устала. Прилегла на сырой земле и тут же заснула. А после пробуждения меня парализовало, и я лежала без движения долгое время. Внезапно в гости пришла бабушка Иулитта. Меня как раз вынесли на рядне на улицу подышать свежим воздухом. И Иулитта сказала: «Не плачь, Мария, я тебя вылечу!» Затем она пошла собирать травы, насобирала семнадцать трав и трижды попарила меня в чане. После этого я встала на ноги. 

У меня был родной брат, Алексей (1925 – умер в 2016), который в 1941 году уходил на фронт. Мать Екатерина провожала его и при этом сильно плакала. А Иулитта сказала: «Не плач, Катерина! Каким сын идет на фронт, таким и вернется! А вся грудь будет в орденах, двадцать орденов». Так и получилось. Алексей прошел всю войну, не получив ни одной царапины, а когда вернулся в 1945 году домой, на его груди сияли ровно двадцать орденов!

      Хорошим человеком была матушка Иулитта! Она помнила, где кто лежит больной, у кого не хватает копеечки – все она знала! Ребенок не идет в школу, т. к. нет ручки или тетрадки – Иулитта говорит, что ей нужно это отнести в такой-то дом. В другой раз говорит, что ей нужно поехать далеко, т. к. такой-то человек заболел и лежит в постели. А ей нужно его навестить». А однажды у меня сильно заболели ноги – тяжелая форма ревматизма. А Иулитта мне говорит: «Не переживай! Я тебя вылечу! Мне нужно восемнадцать трав собрать!» Взяла она сумочку на плечо и пошла по полям и балкам искать эти травы. Нашла, принесла домой, заварила их в большом котле, посадила меня туда и три раза искупала. После этого я выздоровела.

Перед очередным арестом как-то сказала: «Сегодня приедут за мной гости! Я готова! Пойдем!»

В тюрьме Иулитта часто, бывало, чудесным образом выйдет, насобирает трав, чтобы всех туберкулезных больных напоить, а охранник ей: «Я вас не пущу! Вас тут не было!» Пришлось звонить начальству, а те приказали впустить.

Незадолго до смерти предсказывала: «Когда буду умирать, повезут меня в Петрово на такой-то машине. Со мной поедет девять человек». Так впоследствии и вышло.

Все, что Иулитта предсказывала, исполнялось. Приехал как-то к ней один состоятельный мужчина и попросил помочь найти важные утерянные ключи: «Если поможете, я вам заплачу!» Но она сказала: «Платить мне не нужно! Самое дорогое для меня – это «спасибо»!» И рассказала: «Вы в балке сидели с друзьями и выпивали, а ключи там выпали из кармана. А успеете ли их забрать? Там другие собрались выпивать и найдут их». Мужчина быстро сел за руль мотоцикла, помчался и все же успел.

Все Иулитта знала и  предсказывала наперед. В последнее время уже слабенькая была, но все также спешила на помощь людям.

 

Р. Б. Дарья (Петровская Дарья Тимофеевна), пгт. Петрово. Мне было шестнадцать лет, когда я познакомилась с матушкой Иулиттой. Она тогда только возвратилась из ссылки из Казахстана. А произошло это следующим образом. В Петрово у Иулитты жил муж, у которого была парализована правая сторона. Но каждый праздник он потихонечку ходил в церковь. И люди, кто чем мог из продуктов, помогал ему. У нас была корова, и мы тоже всегда его кормили, молочко давали. И вот как-то на Яблочный Спас побыли в церкви на службе, пришли домой, а спустя время к нам заходит Иулитта. Мы с ней обнялись, расцеловались, она стала нас благодарить за то, что кормили ее мужа. После этого я начала часто ее навещать, носила ей милостыньку.

Девять раз матушка подвергалась заключению. Первый раз ее посадили за то, что она проповедовала о вере Христовой. Как раз с нашей церкви собрались снимать колокола. Я тогда ходила еще в садик. Нас собрали и привели смотреть, как будут снимать колокола. Играла музыка, танцевали… Потом один мужчина полез наверх отвязывать колокол, на самом верху сорвался и разбился насмерть.

Второй раз нас повели смотреть, когда церковь разрушали. Вот в это время Иулитту первый раз и посадили. Ее семья после этого выехала на рудник возле церкви, выкопала там землянку и поселилась в ней. А Иулитты долго не было. В заключении ей явился угодник Божий святитель Николай и дал ключи от тюрем, церквей и домов. А в Пятихатках, когда она сидела, принесли ей младенца и сказали покормить. Спросили: «Сколько у Вас детей?» Иулитта ответила, что четверо. Затем спросили, когда последний раз рожала. Она ответила, что младшей дочери сейчас двенадцать лет, на что милиционер ответил: «Будешь и этого ребенка кормить!» Иулитта смиренно ответила: «Буду и этого кормить, если Господь благословит молочко!» И произошло чудо: у Иулитты появилось молоко, и она двое или трое суток кормила грудью этого малыша, который оказался мужского пола. Его назвали Владимир. А когда охранники пришли малыша забирать, удивились: «О-о! Как он поправился!» Иулитта ответила, что у нее все четверо детей были полненькими, когда она их кормила грудью, т. к. всегда было много молока.

Потом матушку Иулитту хотели расстрелять. Вывели ее на рассвете на бугорок, и один из конвоиров говорит другом: «Давай, ты первый будешь стрелять». А тот: «Нет, давай ты первый!» Один конвоир на счет поднял ружье, второй скомандовал стрелять, и вдруг как закричит: «Не стреляй! Это же моя мама!» Господь так сделал, что ему вместо Иулитты показалась его родная мать. Второй все же выстрелил, но пуля попала в ногу и застряла в мягких тканях. Так до конца жизни Иулитта с ней и ходила. За несколько дней до смерти, когда матушка болела, медсестра Лидия Кирилловна (работавшая в СШ № 26 г. Кривого Рога), делая обезболивающие уколы, зацепила шприцем металл в теле и удивленно спросила: «Бабушка, что это у Вас за металл в теле, которого коснулась игла шприца? Или Вы тоже на фронте были?» Иулитта ответила: «Нет, деточка! Это меня расстреливали!»

Находясь в Казахстане в тюрьме, Иулитта несколько раз выходила из нее: чудесным образом открывались замки, отворялись двери и узница выходила на свободу. А однажды, выйдя таким образом на свободу, она заблудилась. Ее увидели пастухи, пасшие скот, и сообщили в тюрьму, что бабушка ходит между животными и не может найти дорогу. В тюрьме у Иулитты случился приступ эпилепсии, она потеряла зрение, упала и лежала без сознания. Ее вынесли в часовню, посчитав умершей. Там Иулитта пришла в себя и начала кричать. Люди, услышав крики, сообщили в тюрьму. Оттуда пришли за ней и были немало удивлены, увидев ее живой.

После это об Иулитте стало известно высшему руководству, что в тюрьме есть женщина, которая предсказывает будущее. По словам Иулитты, из Москвы позвонили в тюрьму и сообщили, что приедет специальная комиссия для беседы с ней. Через время комиссия прибыла, Иулитту привели в комнату и начали допрашивать. Матушка говорила, что лица говорившего не видела (т. к. зрение тогда еще не вернулось), а только слышала его голос, говоривший по-русски, но с акцентом. Матушка говорила, что это был И. В. Сталин. Он спросили ее: «Бабушка, а скоро война кончится?» А она ответила: «Откройте церкви, выпустите из тюрем священников и тех, кого посадили за веру. Матерь Божья стоит на Волге. По одну сторону стоят немцы, по другую – наши войска. А Царица Небесная между ними, подняв руки, молится. Она сказала: «Немцы Волгу не перейдут! А потом и война закончится!»» Выслушав Иулитту, ей сказали: «Бабушка, мы вас домой отпустим, только там война идет, там еще немцы! Когда немцев оттуда выгонят, мы вас отпустим». Спустя время дочь Иулитты Ольга поехала за мамой и забрала ее домой.

Иулитта много предсказывала людям, говорила, что ей было откровение, что в Овечьем Броде есть могила, в котором спрятано сокровище, важное для государства. Говорила, что там, где сейчас овцы переводят, будет светиться. Теперь на этом месте карьер. Возможно сокровище, важное для государства, – это то, что сейчас добывают в карьере.

А недавно приснился мне сон: явилась мне матушки Иулитта и наставляла меня, говорила, чтобы я продолжала молиться и молитвы не оставляла. Потом я как бы пришла к ней на кладбище, а возле нее стоит ящик с небольшими огурчиками. Я ее спросила, кто принес огурцы, а она показала пальцем на небо и сказала: «Видишь веревку? Оттуда мне передали!» Затем продолжила: «Я даю эти огурчики тем, кто за меня молится, кто ко мне ходит. И пока человек выйдет с кладбища, он этот огурчик и съест! А кто за меня не молится, я тем не даю». И, показывая на ящик, сказала: «Уже немного огурчиков осталось!»

 

Летом 2014 года священник Сергий Титов, настоятель храма с. Владимировка, Петровского района, со своей матушкой совершил паломническую поездку на могилку блаженной Иулитты Педан. Их встретил и провел на кладбище отец Михаил Царук, настоятель Вознесенского храма с. Петрово. После панихиды о. Михаил предложил заехать к нему на дачу и там угостил о. Сергия ведром огурцов. Затем они поехали к р. Б. Петровской Дарье Тимофеевне, и, когда в разговоре с ней услышали сон об огурцах, были немало поражены. Вот таким удивительным образом матушка Иулитта из мира иного поблагодарила их за молитвы и дала знать, что слышит их. У батюшек появилось четкое понимание, что сегодня они приобрели небесного ходатая, который никогда не оставит в своих молитвах ко Господу!

 

 

ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ:

1. Государственный архив Днепропетровской области (ГАДО), Ф. Р. – 6408 оп. 2, д. 9155, 9156 – «Следственное дело № 103164 по обвинению ТРОЦЕНКО Г. Е., САХНО Д. К., ПЕДАН У. П., ДОБРОВОЛЬСКОЙ М. А., ШИРОКОНОВА Б. С. по ст. ст. 54-10 ч. ІІ-я и 54-11 УК УССР», начато 23 сентября 1939 г. – окончено 4 января 1940 г.. Тетрадь, изъятая при обыске у Добровольской М. А., приложенная к делу, как вещественное доказательство.

2. ГАДО, Ф. Р. – 6408 оп. 2, д. 9155, 9156, стр. 95-96.

3. Там же, стр. 181.

4. Там же, стр. 21-оборот.

5. Там же, стр. 19-19 оборот.

6. Там же, стр. 24-25.

7. Там же, стр. 2-2 оборот.

8. Там же, стр. 2-2 оборот.

9. Там же, стр. 1.

10. Там же, стр. 22.

11. Там же, стр. 83-90.

12. Там же, стр. 91-93.

13. Там же, стр. 93.

14. Там же, стр. 94.

15. Там же, стр. 185.

16. Там же, стр. 198.

17. Там же, стр. 224-225.

18. Там же, стр. 271-272.

19. Там же, стр. 274 – 275.

20. Там же, стр. 275.

21. Там же, стр. 275.

22. Там же, стр. 278.

23. Там же, стр. 279.

24. Там же, стр. 337.

25. Там же, стр. 338.

26. Там же, стр. 340.

27. Там же, стр. 341.

28. Там же, стр. 342-343.

29. Там же, стр. 343.

30. Там же, стр. 396-397.

31. Там же, стр. 401

32. Там же, стр. 409.

 

АКАФИСТ

святой блаженной Иулитте исповеднице.

Кондак 1

   Избранная угоднице земли нашея, в годину лютых испытаний свет веры Христовой пронесшая и многия люди на путь истинный наставившая, похвальная ти восписуем пения, ты же яко предстательница и молитвенница о душах наших, приими от усердия приносимая хваления наша:

Радуйся, блаженная мати Иулитто, веры Православныя исповеднице предивная.

Икос 1

Ангела дивна веси Петровстей и всей земли нашей яви тя Господь, блаженная мати Иулитто, и даром прозрения и душ людских вразумления обогати. Мы же дивящеся многострадальному житию твоему, усердно вопием таковая:

Радуйся, ангельскаго жития уподобление;

Радуйся, Святыя Троицы пречистое селение.

Радуйся, земли нашея всечудное украшение;

Радуйся, веси Петровския дивное прозябение.

Радуйся, благословением преподобнаго Ионы напутствованная;

Радуйся, от смерти многажды избавленная.

Радуйся, в послушании родителем воспитанная;

Радуйся, храм Божий возлюбившая.

Радуйся, блаженная мати Иулитто, веры Православныя исповеднице предивная.

Кондак 2

Видяще родители и знаемыя стремление твое ко святыням Лавры Киево-Печерския, не возбраниша ти с ними идти. Ты же, зрящи храмов ея великолепие и познавши благодать Божию, тамо пребывающую, возопи Богови: Аллилуия.

Икос 2

Разумом Божественным просвещенная, блаженная мати Иулитто, обаче грамоты книжныя не познавши, но память имущи чисту, многия песнопения церковныя знала еси и службу Божию пением своим украшала еси. Сего ради приими от нас похвалы сицевая:

Радуйся, талант, Богом данный, не сокрывшая;

Радуйся, добродельми светлоукрашенная.

Радуйся, пение церковное всем сердцем возлюбившая;

Радуйся, райскую сладость в молитве предвкусившая.

Радуйся, пением души молящихся в храме услаждавшая;

Радуйся, пети Богови даже до смерти не преставшая.

Радуйся, в молитве утешение обретшая;

Радуйся, тою нас от бед и напастей сохраняющая.

Радуйся, блаженная мати Иулитто, веры Православныя исповеднице предивная.

Кондак 3

Силою Божественныя благодати укрепляема, Иулитто блаженная, подвиг жития твоего в послушании и труде совершила еси, чад своих в вере и благочестии наставляющи, Богу же непрестанно зовущи: Аллилуия.

Икос 3.

Имуще от Бога дар терпения, в скорбех земных николиже возроптала еси, темже и нас, к тебе вопиющих, научи надежду и упование токмо на Бога возлагати, да молитвами твоими укрепляеми, взываем ти сице:

Радуйся, образе кротости и смирения,

Радуйся, наставнице воздержания;

Радуйся, чада своя благочестивому житию научавшая;

Радуйся, дух уныния непрестанною молитвою отгоняющая.

Радуйся, немощию своею силу диавола посрамившая,

Радуйся, силою Божиею бесовския козни поправшая;

Радуйся, свече, молитвою пламенеющая,

Радуйся, нам путь спасения озарающая;

Радуйся, блаженная мати Иулитто, веры Православныя исповеднице предивная.

Кондак 4

Буря недоумения смути ближних твоих, егда узреша тя сном тридневным уснувшую, а послежде видение дивное сказующую. Ты же с твердым упованием на Господа Иисуса Христа возопила еси: Аллилуия.

Икос 4

Слышаша людие веси Петровския о сновидении твоем, дивляхуся зело. дщерь же твоя, повеление приимше, записала есть глаголы неизреченныя, гласом всетаинственным ти реченныя. Мы же Бога, Дивнаго во святых Своих прославляюще, воспеваем ти:

Радуйся, свеще, во тьме нечестия пламенеющая;

Радуйся, светом небесным нас просвещающая.

Радуйся, от пути греховнаго многих отвращающая;

Радуйся, огня геенскаго твоими молитвами нас исхищающая.

Радуйся, от безбожных многия скорби приимшая;

Радуйся, беззаконие и нечестие всемудренне обличавшая.

Радуйся, к покаянию всех призывавшая;

Радуйся, волю Божию людем возвещающая.

Радуйся, блаженная мати Иулитто, веры Православныя исповеднице предивная.

Кондак 5

Боготечней звезде уподобилася еси, блаженная Иулитто, егда дар прозрения обилен в тебе явися, егоже чрез все житие смиренно пронесла еси, возвещающи людем волю Божию и вразумление им подающи. Сего ради благодарственно вопием Богу: Аллилуия.

Икос 5

Видевше людие тя недвижимо лежащую, дивляхуся, како ты не видящи никогоже, называла еси кождо по имени и глаголала еси им словеса, ихже сбытие чрез многа лета быша. Сего ради и мы дивящеся сему, вопием ти:

Радуйся, храмов Божиих осквернение и разрушение предуказавшая;

Радуйся, глад велий, страну нашу постигший, предзревшая.

Радуйся, недоумения людския разрешавшая;

Радуйся, от смерти приходивших к тебе спашая.

Радуйся, Димитрия некоего в непочитании родителей обличившая;

Радуйся, сиротам малолетним помощь чрез дщерь свою пославшая.

Радуйся, сосуде, благодатию преисполненный;

Радуйся, чудес источниче неистощимый.

Радуйся, блаженная мати Иулитто, веры Православныя исповеднице предивная.

Кондак 6

Бурю скорбей различных и гонений за проповедь веры и покаяния претерпела еси, мати всеблаженная, но яко светильник горящий и любовию ко Господу пламенеющий явилася еси, егоже не возмогоша стены узилищныя укрыти. Темже и мы, свет веры твоея зряще, Бога прославляем и вопием: Аллилуия.

 

 

Икос 6

Возсия свет Божий чрез тебе, мати Иулитто, егда, заключена сущи в лечебницу града Херсона, лекарей и прочих людей удивила еси даром прозрения, Богом тебе данным. Сие чудо прославляюще, и мы зовем ти:

Радуйся, узы многия претерпевшая;

Радуйся, даром прозорливости неверующих вразумившая.

Радуйся, праздники Божии почитати всех научающая;

Радуйся, неверие и суеверие обличившая.

Радуйся, кадило молитвы, присно благоухающее,

Радуйся, звездо светозарная, верныя озараяющая,

Радуйся, утешение нам присно ниспосылающая,

Радуйся, благодатные дары от Господа подающая,

Радуйся, блаженная мати улитто, веры Православныя исповеднице предивная.

Кондак 7

Хотящи Бога, Дивнаго во святых Своих прославити и скорбь имуще о поругании святынь христианских, ходатайствовала еси об открытии храмов Божиих, да возмогут людие православнии внити во дворы Господни и радости исполняющеся, песнь со ангелы и всеми святыми воспоют: Аллилуия.

Икос 7

Новую тя молитвенницу и исповедницу веры Православныя дарова Господь в годину лютую земли нашея, ты же, блаженна мати Иулитто, наставляла еси всех словом и образом благочестивым жития своего. Людие же зряще дивная дела Божия на тебе, явленная, похвалы тя сицевыми воспеваху:

Радуйся, мати, в молитве денно и нощно пребывавшая;

Радуйся, лампады пред образами святыми в праздничныя дни возжигавшая.

Радуйся, светом небесным осиянная;

Радуйся, Духом Божиим осененная.

Радуйся, путем  тесным в радость Господа возшедшая;

Радуйся, молитвою страсти поправшая.

Радуйся, никого же скорбящим оставляющая;

Радуйся, любовию своею всех нас обымающая.

Радуйся, блаженная мати Иулитто, веры Православныя исповеднице предивная.

Кондак 8

Странно людем неверующим и неразумным бысть чудо, како тебе немощней, паче же знания и грамоты не ведущей, дивныя дела и мысли открывахуся. Мы же силе Божией, в немощи твоей совершаемей, дивящеся, вопием подателю благих Богу: Аллилуия.

Икос 8

Всяческая досаждения, гонения и обиды от власть предержащих претерпела еси, блаженная мати Иулитто. На сия зряще, и мы научаемся благодарити Бога за вся, Промыслом Его нам низспосылаемыя, тебе же со умилением взывати тако:

Радуйся, дивнаго видения от святителя Николая сподобившаяся;

Радуйся, ключи от храмов, темниц и жилищ от него преславно приявшая;

 Радуйся, от убиения заступлением мученицы Иулитты избавленная;

Радуйся, язвы и раны, за Христа приятыя, в телеси твоем носившая.

Радуйся, страстей Христовых преславная сонаследнице;

Радуйся, Воскресения Его сопричастнице.

Радуйся, блаженная мати Иулитто, веры Православныя исповеднице предивная.

Кондак 9

Всякия гонения, поношения, болезни тяжкия претерпела еси, блаженная, до кончины же твоея пребывала еси непоколебима в вере Православней, молящися за всех и непрестанно поющи Богу: Аллилуия.

Икос 9

Ветии многовещанныя не возмогут уразумети, како ты немощна телесем, но не духом суще, претерпела еси всякия напасти и скорби Христа ради. Мы же дивная дела Божии на тебе зряще, псаломски хвалим Его, тебе же дерзаем пети таковая:

Радуйся, терпением своим ангелом удивившая;

Радуйся, демонския немощныя дерзости преславно поправшая.

Радуйся, яко в немощнем твоем телеси сила Божия явишася;

Радуйся, яко светом подвигов твоих вся земля наша освятишася.

Радуйся, светом небесным осененная;

Радуйся, от смерти лютыя святителем Николаем избавленная.

Радуйся, утешение нам присно низпосылающая,

Радуйся, благодатные дары от Господа подающая;

Радуйся, блаженная мати Иулитто, веры Православныя исповеднице предивная.

Кондак 10

Спасения ради нашего крестныя страдания Претерпевый, Подвигоположник наш Господь сподоби тя, мати всеблаженная, страти Своея сопричастницею быти и попусти ти заключение в степи казахстанстей, идеже  просящи у Него помощи и укрепления во страданиих, взывала еси в молитве: Аллилуия.

Икос 10

Стена нерушимая и покров бысть тебе Господь во вся дни исповедническаго подвига твоего, блаженная мати Иулитто, на Него же всю надежду возлагала еси и Ему за всех, скорбьми отягченных, молилася еси. Потщися же и ныне молитвами твоими на помощь и нам, к тебе вопиющим:

Радуйся, заключение тяжкое без ропота претерпевшая;

Радуйся, венец небесный приявшая.

Радуйся, в стужу и хлад лютый молитвою согреваемая;

Радуйся, на пути добродетелей светло наставляемая.

Радуйся, одоление врагов предвозвестившая;

Радуйся, победу в день триех праздников предзревшая.

Радуйся, мглу уныния отгоняющая;

Радуйся, души наша радостию наполняющая.

Радуйся, блаженная мати Иулитто, веры Православныя исповеднице предивная.

Кондак 11

Пение хвалебное приносим ти, блаженная матиИулитто, воспевающе исповеднический подвиг жития твоего. Научи и нас,  како подобает уповати на Бога, в Троице Пресвятей покланяемаго, Ему же ты непрестанно взываеши: Аллилуия.

Икос 11

Светом незаходимым веры Православныя осиянная, всеблаженная, сподобилася еси неврежденно прейти скорбный путь жития твоего и достигнути Царствия Божия. Сподоби и нас молитвами твоими богоугодно преплыти море житейское и услыши нас, зовущих ти:

Радуйся, души наша благодатию Божией просвещающая;

Радуйся, сердца наша питием благочестия напояющая.

Радуйся, ангельскими лики прославляемая;

Радуйся, человеческими соборами воспеваемая.

Радуйся, подвижниками присно ублажаемая;

Радуйся, людьми православными присно похваляемая.

Радуйся, от адския муки нас изымающа;

Радуйся, молитвами твоими райския врата нам отверзающая,

Радуйся, блаженная мати Иулитто, веры Православныя исповеднице предивная.

Кондак 12

Благодатию Божиею обильно напоенная, достигла еси мирнаго и непостыднагоскончания жития твоего. Мы же веруем, яко и по отшествии твоем не оставляеши молитв твоих о нас, заступления твоего просящих, Господеви же поющих: Аллилуия.

Икос 12

Поюще подвиги твоя, мати Иулитто, хвалим и благодарим Дивнаго во святых Своих Господа, даровавшего земли нашей тя яко стену необориму и столп несокрушим веры Православныя, верныя вразумляющую и молитвами своими присно защищающую от бед всех, поющих сице:

Радуйся, отшествие свое от временныя жизни предзревшая

Радуйся, многажды сию людем предвозвестившая.

Радуйся, и по смерти нас не оставляющая;

Радуйся, у престола Божия молитвы о нас возносящая.

Радуйся, о земли нашей присная ходатаице;

Радуйся, милостей Божиих преславная раздаятельнице.

Радуйся, веси Петровстей похвало и утвержение,

Радуйся, собора святых Александрийских преизрядное украшение.

Радуйся, блаженная мати Иулитто, веры Православныя исповеднице предивная.

 

Кондак 13

О, блаженная мати Иулитто, твердая исповеднице веры Христовыя, услыши нас, немощных и малодушных, дерзающих воспевати ти пение сие малое, испроси нам у Господа нашего Иисуса Христа непоколебимыя веры и упования на Него, да грехов наших оставление приимше, сподобимся в селениих Небесных вкупе с тобою славити Его и воспевати: Аллилуия.

 

 

Молитва

 

О, предивная угоднице Божия, блаженная мати Иулитто, подвиг исповедничества сквозь тьму безбожия пронесшая и ныне у Престола Божия вкупе со всеми святыми молящаяся! Днесь к тебе прибегаем и во умилении просим тя: испроси у Господа земли нашей мира и всякаго благословения, людем же вразумления и покаяния, нам же всем твердости веры и грехов оставления, дабы по отшествии нашем возмогли мы вкупе с тобою в Царствии Небеснем восхвалити и прославити Троицу Святую, Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

 

Служба святой и блаженной Иулитте, исповеднице.

на Велицей вечерне, Блажен муж, 1 антифон.

на Господи воззвах, стихиры, глас 1.

О, дивное чудо! Источник милостей Божиих днесь светло является и верныя преславных знамений сподобляются, вера же Православная утверждается и земнородных лицы купно с небесными силами во умилении зовут: радуйся, Иулитто преславная, земли нашея всечудное сокровище.

О, дивное чудо! Лицы ангельстии песньми преславными ублажают праведницу и православных собори песньми венчают память Иулитты, ейже похвальныя приносим и во умилении зовем: Радуйся, всех нас подвиги своими просвещающая; радуйся, молитвами твоими от всякия скорби нас защищающая; радуйся, во православии нас наставляющая, радуйся, Иулитто преславная, земли нашея всечудное сокровище.

О, дивное чудо зрим на тебе ныне, Иулитто преславная, како, во плоти суще, ангелом в молитве уподобилася еси и пророком в наставлениих, мученикам же в терпении подражающе, преподобных достигла еси блаженства, темже со всеми святыми молися, мир душам нашим даровати, ты бо еси земли нашея пречудное сокровище.

глас 6.

Приидите, православных собори, воспоим ныне преславную Иулитту, память праведной с похвалами совершающе и величающе повижницу благочестия, еяже ходатайством мир умиряется и разрушаются демонския немощныя дерзости; правда же и благочестие преславно торжествуют, и мы от всякаго зла избавление приемлем.

Блаженна память твоя, Иулитто преславная, ходатаица всечудная о людех православных! Твоими бо молитвами избавление от зол приемлем и величающе зовем: утверди недвижимо во Православии землю нашу и всякую вражду отжени от сердец наших, да мир обретше, песньми преславными возможем воспевати тя, праведнице всечудная.

Молитвами твоими, Иулитто богомудрая, разрушаются безбожных мудрования и терпением твоим полки демонов посрамляются, верныя же, обретше тя, ходатаицу теплейшу, радости исполняются и во умилении зовут: радуйся, всечудно веру нашу утверждающая и мир умиряющая, и от напастей и скорбей всех преславно свобождающая, память твою ныне почитающия.

Слава, глас

Иулитто блаженная, страдалице Христа ради преславная, прозорливице всечестная, праведнице многопетая, приими ныне моления наша и ходатайством твоим вся, яже ко спасению потребная, подаждь нам и велию милость.

И ныне, глас

на литии, стихира, глас 3.

Наста днесь светлый праздник твой, блаженная, молитвами бо твоими покрывающе люди православныя, тя почитающия яко молитвенницу и ходатаицу предивную, и чудеса твоя прославляющия, и во умилении поющия: предстательством твоим сохрани в мире души наша.

Слава: Ум очистивше молитвою, ныне со ангели всеславно ликуем, и с пророки велегласно возопиим: праведных души в руце Божией и не прикоснется им мука, яко упование их безсмертия исполнено. Темже, ныне память праведной Иулитты с похвалами совершающе, Господа прославляем, сию Прославльшаго и усердно просим: молитвами блаженныя матери нашея Иулитты неврежденны ны во Православии сохрани, яко Един Благ и Человеколюбец.

И ныне; Покрову Пресвятой Богородицы: Смысл очистивше и ум, со ангелы и мы торжествуем, светло начинающе Давидскую песнь Отроковице, Невесте всех Царя Христа Бога нашего, воскресни, Господи, глаголюще, в покой Твой, Ты, и кивот святыни Твоея: яко бо палату красну Сию украсив, и причте Ю граду Твоему, Владыко, строити и покрывати от сопостатных поган державною силою Твоею, молитвами Ея.

На стиховных, стихира, глас

Удивишася чини ангельстии, зря терпение твое, блаженная, како поношения и злострадания многия за Имя Христово претерпела еси, о Господе укрепление свое имуще и со пророком вопия: крепость моя и пение мое Господь и бысть мне во спасение.

стих: Праведницы во веки живут, и в Господе мзда их.

Покаяния проповеднице, Таин Божиих провозвестнице, Иулитто преславная и страстотерпице многопетая, моли Христа Бога, да согрешений оставление подаст душам нашим.

стих: Надеющиися Нань разумеют истину, и вернии в любви пребудут Ему.

Глас преславный услышати сподобилася еси, Иулитто всепетая, грядущая ти отверзающий и о страшных судах Божиих возвещающий и видения многочудная разъясняющий, темже Господа о нас моли, да пробавит милости своя всем, память твою совершающим.

Слава, глас

Наставления твоя, яко свет пресветлый, сердца верных озариша и многая к покаянию приведоша, темже и нас просвети молитвами твоими, Иулитто богоблаженная, всечестную твою память почитающих.

И ныне, Богородичен.

Тропарь, глас 4

Земли́ Александри́йския пресла́вное украше́ние/ и веси Петро́вския прозябе́ние ди́вное,/ сном тридне́вным усну́вши,/све́том Христо́вым вельми́ просвети́лася еси́,/ и да́ром прозре́ния обогати́лася еси́,/ и́мже ве́рным изря́дно послужи́вши,/ и по сме́рти пред Го́сподем предста́­тельствуеши,/ блаже́нная ма́ти Иули́тто,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

 

На Утрени.

по 1 стихословии седален, глас :

Возлюбила еси Господа твоего, праведнице богоблаженная, и всем житием твоим исповедала еси, яко Господь утверждение и прибежище твое есть, темже и нас научи взывати: слава силе Твоей Господи.

Слава; И ныне: Богородичен.

Божественными сиянии ангельских воинств обступаема, и с чинми пророк и апостол, честно службу приемлющи, яко Мати Божия, посети нас Твоих раб, молящи Христа Бога нашего, даровати нам велию милость.

по 2 стихословии седален, глас :

Мужу боголюбиву уподобилася еси, Иулитто всеславная, и не прилепилася еси совету нечестивому, но в законе Господнем волю утвердивше, явилася еси яко древо при исходищах водных, плод благ наставлений принесшая и всех нас взывати научившая: слава силе Твоей, Господи.

Слава; И ныне. Богородичен: Безпомощным крепость, Ты воистинну Пречистая Богомати, отсюду смиреннии Тобою возвышаемся, о Тебе высоце держимся: всем Ты еси покров и к Богу ходатаица.

Величание. Величаем тя, праведная Иулитто, и чтим святую память твою, ты бо молиши о нас Христа Бога нашего.

Псалом избранный: Терпя потерпех Господа;

По полиелее седален, глас.

Крест страданий восприимше, Иулитто преславная, всемужественно последовала еси Подвигоположнику твоему, со апостолом взывающе: все могу о укрепляющем мя Иисусе, и достигла еси незаходимыя Славы, идеже молитвы присно возносиши о всех, память твою священнолепно совершающих.

Слава, И ныне: Богородичен. Сеть уготовляет диавол искушений многоразличных и стрелы изощряет во еже состреляти во мраце правыя сердцем. Ты же предстательством Твоим во благочестии вся ны утверди, Мати Всепетая.

Таже степенна, 1-й антифон 4-го гласа. Прокимен, глас 4: Праведницы во веки живут, и в Господе мзда их. Стих: Над­еющиися Нань разумеют истину, и вернии в любви пребудут Ему. Всякое дыхание: Евангелие, зачало

По 50 псалме, стихира, глас 6.

Житие Твое, яко солнце, сердца верных озари, и многая к покаянию приведе. Темже и нас светом невечерним просвети, богоблаженная Иулитто, всечестную память твою почитающих.

Канон, глас 4, егоже краестрочие во тропарях: «Господи, милостию Твоею не остави нас»

Песнь 1:

Ирмос: Отверзу уста моя, / и наполнятся Духа, / и слово отрыгну Царице Матери, / и явлюся, светло торжествуя, / и воспою, радуяся, Тоя чудеса.

Господи, милостию Твоею не остави нас, да возможем по достоянию воспети праведницу преславную и Тя прославити, Дивнаго во святых Своих.

Огнедухновенных пророков явилася еси сонаследнице, Иулитто всеславная, темже молитвами твоими просвети нас, да возможем тя по достоянию восхвалити и похвалу Господеви воспети, Дивному во святых Своих

Сосуде предизбранный благодати Божией, провозвестнице великий тайн Господних, страстотерпице преславная и молитвенница всеусердная, Иулитто богоблаженная, не отрини похвалы наша, от любви ти возносимая, но сама научи купно с тобою славити Господа, Дивнаго во святых Своих.

Богородичен: Пение всеумиленное приносим Ти, Владычице Всепетая, и всеусердно вопием: Владычице Дево, моли о нас Единаго Человеколюбца, Дивнаго во святых Своих.

Песнь 3:

Ирмос: Твоя песнословцы, Богородице, / живый и независтный Источниче, / лик себе совокупльшия, духовно утверди, / в божественней Твоей славе / венцев славы сподоби.

От лет юных прилежа учению благочестия, явилася еси крин благоуханный, всажденный во дворех Господних и процвела еси цветами добродетелей многих, Иулитто блаженная, темже и венца славы тя Господь сподоби.

Дивнаго и чуднаго Промысла Господня еси свидетельнице и исповеднице, Иулитто святая, имже хранима, подо льдом прешедши, жива суща обрелася еси и всем проповедала Господа славы, Иже тебе венца славы сподоби.

Ионы преподобнаго сподобилася еси наставления слышати и благословение от него приимше, взошла еси на крест служения людям и Богу, сего ради венца славы от Господа сподобилася еси.

Богородичен: Мати Всепетая Господа Вышняго, непрестанно Сего о нас моли, да во Православии сохранит землю нашу и в божественней Своей славе вся ны венцев славы сподобит.

Седален, глас

Моление теплое принеси ныне, богоблаженная, к Пренебесному Престолу Господа славы и Сего о нас моли, да милостию Своею от всякия напасти избавит рабы своя и во Православии укрепит, яко Един Благоутробен.

Слава, И ныне. Богородичен. Моление теплое приносим Ти, Владычице: не остави рабы Твоя, милости твоя людем твоим ниспосли, ты бо еси стена необоримая и помощница державная людем православным и Покров, и прибежище всякаго земнороднаго, и Матерь всепетая Господа славы.

Песнь 4:

Ирмос: Седяй в славе / на Престоле Божества / во облаце легце, / прииде Иисус пребожественный, / нетленною дланию / и спасе зовущия: / слава, Христе, силе Твоей.

Истинным светом просвещенно бысть сердце твое, Иулитто преславная, егда пение приносила еси Царю Царствующих и Господу Господствующих, во умилении взывающе: Слава, Христе, силе твоей.

Лицы церковныя украсила еси пением твоим сладкогласным, Иулитто богоблаженная, и ныне к молитве и пению вся воздвизаеши, научая нас взывати: слава, Христе, силе Твоей.

Отеческаго благословения послушавше, сочеталася еси браком со юношею Иоанном и восприяла еси крест спасительный жития супружескаго, егоже тяготы безропотно носяще, непрестанно взывала еси: слава,Христе, силе Твоей.

Богородичен. Твоя милости, Владычице Дево исповедуем и предстательство Твое присно воспеваем, и, Тобою наставляемии, верно вопием: Слава, Христе, силе Твоей.

Песнь 5:

Ирмос: Ужасошася всяческая / о божественней славе Твоей: / Ты бо, Неискусобрачная Дево, / имела еси во утробе над всеми Бога / и родила еси Безлетнаго Сына, / всем воспевающим Тя / мир подавающая.

Имуще разум богопросвещенный, предзрела еси в видениях и откровениях грядущая, и сия возвещающи, Господа проповедовала еси, от брани и смерти Избавляющаго и всем христианом православным мир Подающаго.

Юродством явися проповедание твое объюродившим мудрецам века сего, ты же, мати блаженная, сих посрамляющи, безбоязненно проповедывала еси, Христа, Божию силу и Божию Премудрость, всем воспевающим Его мир Подающаго.

Тайная и грядущая мужественно возвещала еси, мати всеблаженная Иулитто, не убоявшеся прещения и злохуления безбожнаго, и в простоте сердца проповедающе Господа, всем воспевающим Его мир Подающаго.

Богородичен: Всепетая Владычице Дево Богородице, на Тя уповаем и Ти взывати дерзаем: не остави нас сирых, но присно ходатайствуй о нас пред Сыном Твоим и Богом, Иже всем воспевающим Тя мир подает.

Песнь 6:

Ирмос: Божественное сие и всечестное / совершающе празднество, / богомудрии, Богоматере, / приидите, руками восплещим, / от Нея рождшагося Бога славим.

Огнем гонений всегубительных, иже враг рода человеческаго на тя воздвиже, не опалилася еси, мати богомудрая, но Христа ради вся претерпела еси, Господа воспевающе и Сего непрестанно славяще.

Егда огнь безбожного гонения разгореся в земли нашей, тогда мужественно Христа ради страданий крест восприяла еси, Иулитто богоблаженная, и всем житием своим явилася еси исповеднице всеславная Христа Господа, словесы и делы Сего присно славяще.

Юдоли многоскорбныя и узы темничныя осияна быша молитвами твоими, во всякой бо скорби и обстоянии непрестанно взывала еси Подвигоположнику Господу, благохваленьми и подвиги своими Сего славяще.

Богородичен: На Тя упование возлагаем и Ти приносим мольбы и ходатайства, Мати Всепетая, не остави раби Твоя, но вся присно от всякаго зла избави, Тя бо в песнех величаем и от Тебе родшагося Бога славим.

Кондак, глас 8.

От лет млады́х к служе́нию Христо́ву предъизбра́нная, благослове́­нием преподо́бнаго Ио́ны еще́ во о́трочестве наста́вленная, в годи́ну лю́тых испыта́ний свет ве́ры проне́сшая, и ко спасе́нию мно́гих при­ве́дшая, блаже́нная ма́ти Иули́тто, моли́твеннице к Бо́гу дерзнове́н­ная, с любо́вию взыва́ем ти: моли́ся усе́рдно о душа́х на́ших.

Икос.

Чисто соблюла еси сердце твое, праведнице многопетая, и узрела еси умными очесы Господа и Владыку, на подвиг крестный тя Призывающаго и врата небесныя ти любовию Отверзающаго и Венчающаго тя ныне венцем спасения. Темже, память твою совершающе, с любовию взываем ти: молися усердно о душах наших.

Песнь 7.

Ирмос: Не послужиша твари Богомудрии / паче Создавшаго, / но, огненное прещение мужески поправше, / радовахуся, поюще: / препетый отцев Господь и Бог, благословен еси.

Един Сый Безсмертный, укрепивый древле отроки в пещи вавилонстей, укрепи и тебе, Иулитто богоблаженная, в страданиих твоих и сподоби небесныя благодати, присно воспевающую: отцев и наш Боже, благословен еси.

Огнь любви твоей еже ко Господу не возмогоша погасити потоцы безбожия, но явилася еси яко светильник многосветлый, души просвешающая словесы твоими и вся воздвизающая пети: отцев и наш Боже, благословен еси.

Сокрушила еси вся прилоги вражия молитвами твоими, Иулитто богоблаженна, и победила еси злобу всековарную подвигом своим, Господу работающе и непрестанно вопиюще: отцев и наш Боже, благословен еси.

Богородичен: Твоею  милостию неоскудеваемою, Всемилостивая Владычице Богородице, заступи и помилуй всех, Сыну Твоему хвалу приносящих и умиленно зовущих: отцев и наш Боже, благословен еси.

Песнь 8:

Ирмос: Отроки благочестивыя в пещи / Рождество Богородичо спасло есть; / тогда убо образуемое, / ныне же действуемое, / вселенную всю воздвизает пети Тебе: / Господа пойте, дела, / и превозносите Его во вся веки.

Аспидов яд безбожия попрала еси молитвою твоею, Иулитто преславная, и ко Христу обратила еси многия ученьми и наставленьм своими, всех воздвизая пети: Господа пойте, дела, и превозносите Его во вся веки.

Внемлюще словесам наставлений твоих, подвиги твоя воспоминающее и память твою творяще, Иулитто всеславная, верно во умилении зовем: Господа пойте, дела, и превозносите Его во вся веки.

Иерусалима Небеснаго достигла еси, богомудрая, на колесницу возшед добродетели, и озарилася еси светом невечерним,  Престолу Божию предстояще и радостию воспевающе: Господа пойте, дела, и превозносите Его во вся веки.

Богородичен: Ныне ти вопием и молим Тя, Владычице Всепетая, любовию Твоею защити люди Твоя, да Покровом твоим осеняемии, Господа славим, поим, благословим и превозносим во вся веки.

Песнь 9:

Ирмос: Всяк земнородный / да взыграется, Духом просвещаемь, / да торжествует же безплотных Умов естество, / почитающее священное торжество Богоматере, / и да вопиет: / радуйся, Всеблаженная, / Богородице, чистая Приснодево.

Ангельски пожила еси на земле и подвигом твоим удивила еси небесныя воинства и со ангелы ныне Троицу прославляеши, Иулитто преславная и досточудная, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Сердечная молитвы и пения наша, прими ныне, Иулиттоа преславная и ходатайством твоим от всякаго зла сохрани всех, память твою ныне благочестно совершающих и моли Христа Бога спастися душам нашим.

Необорима прилоги вражиими явилася еси, праведнице многопетая, и несокрушима многоразличными искушеньми пребыла еси, со апостолом глаголюще: вся могу о укрепляющем мя Иисусе, Егоже моли да спасет души наша.

Богородичен: Едина Чистая и Благословенная Дево Богородице, теплейшая Заступница мира хладнаго, милостию Твоею заступи и помилуй всех нас.

Светилен:
Якоже солнце светоносно, возсия ныне, блаженная мати Иулитто, память твоя, вся верныя веселяще, иже молитвенно взывают ти: молися прилежно спастися нам.

Слава, и ныне, Богородичен: Державным Твоим покровом, Пречистая, нас, рабов Твоих, от наветов вражиих сохраняй всегда невредимых, Тя бо Едину стяжахом надежду и утверждение.

На Хвалитех, стихиры, глас

Богоблаженная мати Иулитто, ни кая скорбь возможе отлучити тя от любве Христовы: ни гонения, ни странствия, ни крова лишение, ни злоба бесовская, ни зависть человеческая – вся сия претерпевши, очистилася еси от привременных, яко злато в горниле, и духовными дарми обогатилася еси, достоблаженная, от тех подающи нам велия милости.

Всеславная мати и достоблаженная, твоя преславная память всем верным украшение, твоим бо житием чудес Христос благодать дарует с верою приходящим к раце мощей твоих, Егоже моли даровати душам нашим мир и велию милость.

Заповеди Господни от юности возлюбивши, досточудная мати Иулитто, многим была еси наставница добродетельнаго жития, многи ко Христу привела еси; темже днесь празднующе всечестную память твою, восхваляем Бога, прославляющаго святыя Своя.

Радостно совершающе память твою, / досточудная мати Иулитто, / прославляем дивныя подвиги твоя, / на молитвенный покров твой уповаем, / исцеления душевная и телесная приемлем, / Христа непрестанно величающе.

Слава, глас 5, подобен «Радуйся»:

Радуйся, блаженная мати, жилище Духа Святаго, сосуде избранный Божия благодати, настави всех нас ходити путем Христовым и приклонися днесь к гласом хвалебным, имиже чествуем святую память твою, и помяни нас в молитвах твоих ко Господу, и испроси нам у благости Его велию милость.

И ныне, Богородичен:

Владычице, приими молитвы раб Твоих / и избави нас / от всякия нужды и печали.

Славословие великое и отпуст.

 

НА ЛИТУРГИИ

Блаженны от канона песнь 3-я и 6-я. Прокимен, глас 4: Радуйтеся праведнии о Господе, правым подобает похвала. Стих: Что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми? Апостол к Галатом, зачало 208. Аллилуиа, глас 4: Праведник, яко  финикс, процветет, / яко кедр, иже в Ливане, умножится. Стих: Насажденнии в дому Господни во дворех Бога нашего процветут. Евангелие от Марка, зачало 21. Причастен: Радуйтеся, праведнии, о Господе:

 

 


Подпишитесь на нас в Telegram

Администрация сайта не несет ответственности за содержание информации, которая содержится в архивных материалах сайта, и может не разделять мнение их авторов. Ответственность за информацию несет сторона, которая ее предоставила
Интернет-издание "Епархия" (C) 2013-2021. Сайт разработан: В.Коваленко, А.Чумаченко, А.Беляев.
При использовании материалов сайта обязательным условием является ссылка на alexandria-eparhia.org.ua